Новые имена: «За того парня»

 

Когда Лев Лещенко пел песню «За того парня» Марка Фрадкина на стихи Роберта Рождественского в Сопоте, вероятно, у многих возникло ощущение, что в лице советского певца как бы нерасторжимо соединились черты юноши, отдавшего свою жизнь за Родину, и нашего современника, молодого человека, живущего сегодня за того парня.

Да и сама песня в исполнении Лещенко обнаружила в себе, казалось бы, несоединимое: сдержанную простоту и горячую страстность, от сердца идущую проникновенность и плакатную публицистичность. Именно так он услышал ее и так пел. И певец по праву разделил успех песни с ее талантливыми создателями.

Лещенко,   ставший   тогда лауреатом   конкурса,  убедительно     продемонстрировал,  помимо     превосходных     вокальных данных и вдумчивого отношения к тексту, глубокий  интерес  к гражданственной  тематике,   искусство владения ораторской интонацией. Он доказал, как важна органическая           совместимость творческой индивидуальности артиста и его репертуара.

Естественность   и приветливость в общении с публикой, простота и осмысленность исполнительской манеры — эти качества определяют творческий почерк певца. Вероятно, немногие знают, что он увлеченно работает и над классическим репертуаром. Наиболее  близки ему произведения Чайковского, Бородина, Балакирева. «Работа над камерной музыкой для меня — настоящая школа певческой н исполнительской культуры,— говорит Лев Лещенко.— Ведь классические шедевры требуют трепетного и бережного отношения, предельного проникновения в глубь художественного образа».

Содержательность, образность, эмоциональность—вот «три кита», на которых, по мнению самого исполнителя, зиждется искусство певца, уважающего своего слушателя и верящего в его способность увидеть в песне нечто большее, чем развлечение. Естественно, путь к решению серьезных художественных задач не всегда прост. И, наверное, в программе концерта почти каждого артиста не все равноценно. Думается, что в песенной лирике Лещенко еще не до конца нашел краски, сообщающие исполнению глубокую сердечность. Быть может, поэтому он искренне восхищается Марком Бернесом, в совершенстве владевших тонким искусством лирического высказывания. Да и веселые, радостные песни иногда звучат несколько формально, без искренней заразительности и увлеченности. Видимо, в этом направлении молодому певцу следует работать с особым вниманием, если он и здесь намерен достичь яркого результата. Хочется надеяться, что, совершенствуя исполнительское мастерство, Лев Лещенко не утратит живого контакта со слушателями, современниками, воплощению чувств и мыслей которых он посвятил свою творческую жизнь.

О. МОЛЧАНОВА.

Газета «Советская культура», г.Москва от 16 января 1973 года


Комментарии закрыты.