Лев Лещенко: «Певец — это проводник мысли и чувства»

 

Лев ЛещенкоТолько услышишь это имя — Лев Лещенко, и сразу зазвучат в душе многие песни, исполненные артистом, прочно вошедшие в нашу жизнь, полюбившиеся многим миллионам почитателей его таланта. Сегодня Лев Лещенко, лауреат всесоюзных и международных конкурсов, премии Ленинского комсомола, народный артист РСФСР, много сделавший для популяризации советской песни за рубежом, — гость нашей четвертой полосы.

—  Если   не   возражаете,      начнем с самого начала. А именно — с дебюта. Вы помните свое    первое выступление!

—   Я   начинал      в   Московском  театре   оперетты,      потом   пел   а      вокальной  группе    Гостелерадио СССР,    в   1980  году     организовал     свою группу   и   с   тех      пор      гастролирую самостоятельно.   А   вот       официальный  мой  дебют     состоялся     в     Ленинграде.      В   1970     году   на   отчете творческих коллективов      Гостелерадио     Большой     симфонический    оркестр   под   руководством   Г.   Рождественского   выступил      с   премьерой — ораторией   «Ленин   в   сердца   народом».  В   этой     оратории   я   исполнял партию     латышского  стрелка     Бельмаса.     А   на  следующий     день, выступая   с   оркестром      Ю.   Силантьева,   я   уже   пел   эстрадные   пасни.

—  С  какими    поэтами и композитами вы сотрудничаете!

—  Раньше это было стихийно. Мне приносили готовые песни, а я выбирал наиболее   интересные. Сейчас   прихожу    к  мысли,  что репертуар    нужно   готовить       специально. Теперь       я   постоянно       работаю   с  композиторами   Тухмановым,      Добрыниным,        Саульским,    с        поэтом Дербеневым.      Состоялся      совместный дебют с Резником. Надеюсь, что сотрудничество с ним будет плодотворным.

—  Как   вы   относитесь    к       своей популярности, помогает    она в жизни или мешает!

—  Популярность               усложняет жизнь.    Поверьте,       от    постоянного внимания,   я   бы   сказал,   от   его   избытка       устаешь.   Однако  а     чем-то она   помогает,      особенно      в   решении    некоторых       насущных       проблем.     Скажем,     найти     подходящий зал   для   выступления,      соответствующую      аппаратуру,      «пробить»   гостиницу  во  время     гастролей      мне легче,      чем   менее   известному   исполнителю,   и   за   это   я   своей   популярности   очень   благодарен.

—  Вы  даете     много шефских концертов,  выступаете на     промышленных предприятиях,  стройках,  в колхозах.   Доводилось   ли   вам      выступать  перед  нашими  читателями!

—  И   не   раз    Я   выступал      перед строителями   БАМа,      дал   ряд   концертов      для     тружеников  леса   Сибири.  Вообще   я    часто гастролирую в   глубинке,       в   «медвежьих»   уголках.     Мне  там     нравится   выступать, и   не   потому,   что   там   ответственности  меньше.      Просто  там     зритель искренний,   чувствуешь      контакт      с людьми,   которые      тебя     слушают,

—  На последних   московских афишах   имя   Льва   Лещенко   появилось в новом амплуа. В одной    программе   вы      художественный   руководитель,     в  другой   —   ведущий,  который     представляет  молодых   исполнителей.    Чем объяснить это!

—  Честно    говоря, мне стало тесновато   в   рамках   своего   жанра,      и я    пошел        преподавать    в    Гнесинский     институт.    Кстати,      занимаясь преподаванием,  я  учусь,    вспоминаю старое,  что  весьма    полезно.  Среди моих     учеников     немало     талантливых   ребят.      Я   помогаю   им      выйти на   эстраду,       представляю   их публике.

Теперь относительно моги режиссерской работы. У меня есть задумки. Я собираю программу и надеюсь воплотить ее в жизнь.

—   Не   возникает ли  у     вас     желания      попробовать     себя   в   ином жанре: в кино или театре!

—  В   кино,   пожалуй,    нет.       Дело в   том,   что   я   не   сторонник   переноса   эстрады   на   экран.   Были   уже     у нас  такие  попытки,     на  мой  взгляд, неудачные.   Я   не   могу   назвать   работы  в   кино   Софии     Ротару  и   Аллы   Пугачевой         явлением.   Получились     средние,         ширпотребовские фильмы.     Но  роль     какая-то  характерная,   не певческая   могла  бы меня       заинтересовать.   Правда,   таких ролей пока мне никто не предлагал.

Что же касается театра… Сейчас во всем мире происходит театрализация песни, форма доминирует над содержанием. Эстрадники стараются не только петь на сцене, но и играть. Не случайно Алла Борисовна много говорит о создании своего театра. Недавно я узнал, что Валентина Толкунова подготовила спектакль «Русские женщины». Я не мог остаться в стороне от этого. В следующем году надеюсь завершить работу над мини-спектаклем, сценарий которого уже написал. Содержание пересказывать не буду, приглашаю всех!

—   Во  многих профессиях     поощряются   династии,   а   как   вы      относитесь    к династиям    на  эстраде!

—  Династия   —   это   неплохо,     если   родоначальник      правильно   оценил способности своих чад.  А то бывает, начинают тянуть за уши заведомо бездарного потомка, делают из него «артиста», и он занимает чье-то место… Если же человек талантлив, почему бы ему не помочь.

—  Где вы   выступали в последнее время!

—  В последнее время очень много     работаю   в   стране.      Весной      я выступал  в  Гурьеве,     Горьком, объездил     почти весь  Донбасс.     Намечены       сольные       концерты       также   в   Сочи   и   в  Казахстане.   Нынешним летом     буду  участвовать  в   работе   жюри   Юрмальского      конкурса   и   нового  конкурса   в      Витебске. Это   будет      конкурс   польской   песни.

—  Лев  Валерьянович,     последний вопрос:  что вас  больше  всего  волнует    в нашей эстраде?

—  Проблем  у  нас     много,   но     я скажу     об   одной,     самой   наболевшей.  Так   уж  получилось,  что   нынче вокальный   жанр      оказался   в   тени. Обратите   внимание,     чистых      вокалистов  очень   мало,  особенно  среди молодежи.     Групп  много,  а  вокалистов  нет.    Групповое пение создает музыканта,     но  не  актера.  Он  стоит за стеной звука, у него нет прямого контакта   с   публикой.   Солист  же работает   только      со      слушателем, доносит  до   него  свои   эмоции,   чувства,    а главное — мысли.

Мы не должны забывать сольное пение, нельзя терять этот жанр.

Беседу вел А.Шихман

Газета «Лесная промышленность», г.Москва, 19 мая 1988 года.


Комментарии закрыты.