Лев Лещенко: Однажды забил пенальти Яшину

 

dcc97ba7-fdbb-4d34-b3c4-34567aa3a173Народный артист России Лев Лещенко — из той категории представителей творческой интеллигенции, которая страстно увлечена спортом. И на этом поприще Льва Валерьяновича можно назвать настоящим профессионалом — он является почетным президентом подмосковного баскетбольного клуба «Триумф», да и в футболе знает толк, души не чает в любимом «Динамо».

Впрочем, в ходе беседы корреспондента Eurosport.ru с многогранным Лещенко были затронуты не только спортивные темы…

— Лев Валерьянович, хотелось бы, чтобы на время нашего разговора вы сняли маску.

— В каком смысле?

— У вас публичная профессия, и я прекрасно понимаю, что для зрителей вы — один, а в жизни — другой.

— Большое заблуждение. Если ты большой артист — ты должен быть естественен каждую минуту.

— То есть вам не приходится менять маскарадные костюмы в зависимости от ситуации?

— Нисколько. Я с публикой, с вами, с коллегами, дома — всегда один и тот же. Иначе и быть не может, иначе все почувствуют твою фальшь и ни о какой народной любви даже думать будет нельзя. Именно поэтому есть какая-то доверительность, обаяние, которое нравится людям.

Однажды в молодости я шел по улице в компании девушек из института и опытного актера. Девчонки вдруг звонко засмеялись над какой-то шуткой. Актер сказал: если вы сможете перенести вот этот естественный смех и обаяние на сцену — вас заметят. Я запомнил этот совет.

— В спортивном мире вас знают не только, как любителя футбола, но и как руководителя баскетбольного клуба «Триумф». Но разве можно сравнить нынешнее поколение с временами Сабониса, Ткаченко, с противостоянием ЦСКА и «Жальгириса», ведь тогда битвы были жарче?

— Не согласен. Баскетбол очень сильно вырос. Я иногда смотрю архивные матчи и честно скажу, что сейчас любая молодежная команда играет на уровне бывших профессионалов. Думаю, нынешний Кириленко, перенесись в те годы, один бы обыграл всю команду прошлого. Посмотрите, как растет поколение: оно выше, гибче, быстрее, умнее.

А возьмите футбол. Я ходил на матчи в середине 50-х годов. Ну катали мяч, но никогда не бегали с такой скоростью, не было физической подготовки, не было гормональной подпитки, не было тренажеров. Сейчас в командах только тренеров по физподготовке несколько человек. А тогда, по сути, были физкультурники.

— Футбольное «Динамо», наверное, ваша боль? Давно ведь команда ничего не выигрывала.

— Я с юных лет играл за «Динамо», правда, за баскетбольное, тренером у меня был знаменитый Александр Зинин. И нам, динамовцам, давали пропуска на футбол. Я старался не пропускать ни одного матча.

С тех пор многое изменилось, я уже не так интегрирован в футбольную среду. В баскетболе я, например, знаю каждого игрока: за кого выступает, какой рост, вес. Вы удивляетесь? Но как я могу не знать соперников? Я хожу на матчи. И могу отличить хорошего баскетболиста от плохого.

На футболе бываю не так часто. И порой попадаю на матчи, где не футбол, а война на трибунах. Например, пошел на печально известную игру «Динамо» — «Зенит». Хотел насладиться футболом. И надо же такому случиться, матч прервали. Безобразный инцидент. Очень переживал за Шунина: бедного мальчика чуть не покалечили петардой. Зачем, зачем все это? Я всегда протестовал против файеров на трибунах и матерных речевок. Кстати, на баскетболе такого не бывает. Там другая публика.

К сожалению, из той старой жизни мы не взяли хорошего — уважения к людям, достойного поведения в общественных местах. Невозможно было представить, чтобы стреляли в метро, чтобы избивали человека, и никто не вмешался.

— Как я знаю, в той прежней жизни, которую вы упомянули, вы общались с Львом Яшиным.

— Общался — громко сказано. Яшин приходил играть в преферанс к моим соседям: хоккеисту Вале Кузину, баскетболисту Виктору Власову и футболисту Алику Мамедову — эти три семьи жили в одной квартире в коммуналке. А напротив жила тетя Лена, мама моего друга, у них была большая комната и они все собирались там и играли в преферанс. Лев Иванович меня, конечно, не знал, но когда прошли годы, я ему напомнил о том, где нас свела судьба.

И еще был один запоминающийся момент, связанный с Яшиным. Как-то после тренировки я шел мимо поля, где тренировалось «Динамо». Мне под ноги выкатился мяч, я его поддал ногой Савдунину, он — мне, я — ему. После такой перепасовки Савдунин спросил у меня: «Чем занимаешься?» — «Да я в баскетбол играю. А вы не спросите у Льва Яшина разрешения пенальти ему пробить?» Савдунин подходит к Яшину: «Лев, тут мальчишка из секции, хочет пенальти пробить». — «Ну давай, давай», — доброжелательно сказал Яшин. А ведь тренировка была! Но ничего, поставил я мяч на «точку», разбежался и. забил! Вот это было событие! На всю жизнь запомнил.

БАСКЕТБОЛ ПОДНИМАЕТ ДАВЛЕНИЕ

— У вас до сих пор очень плотный график. Где берете силы, где спрятан ваш «аккумулятор»?

— Я не железный. Устаю. Но тогда делаю перерыв и уезжаю к себе на дачу. Там лес, там прекрасный воздух, можно просто почитать книжки, без телефонов. Один-два дня — и я снова в строю.

— Что может заставить загореться ваши глаза?

— Честно скажу, эмоции кипят, только когда переживаю за свой баскетбольный клуб «Триумф». Поверьте, это не потому, что я сейчас даю интервью спортивному изданию. Эмоции меня там разрывают, давление скачет. Я очень-очень азартен на спортивной площадке.

— Советуете, подсказываете?

— Делюсь мнением. Есть профессионалы — им решать. Но баскетбол — моя давняя любовь. Надеюсь, мой взгляд со стороны тоже полезен.

— А концертная деятельность, она разве не будоражит?

— Только большие мероприятия, где все приходится делать самому — юбилейные концерты, некоторые телепрограммы. По-прежнему волнуюсь перед концертами, стараюсь реже ходить на ток-шоу, особенно политические, волнуюсь, когда прихожу на съемку, когда выхожу куда-то первый раз с новой песней. Волнуюсь перед своим концертом.

— Что отнимает больше всего сил?

— Мне проще сказать, где чувствуешь себя комфортно: на живых концертах, когда рядом публика. Когда приходят люди не просто на сборный концерт, а приходят на тебя. Надо убедить их, что они не зря купили билеты. А расстраиваюсь и переживаю только на баскетбольных матчах, которые нам не удается выиграть.

— А говорят, что с возрастом эмоции тускнеют…

— Я такой же болельщик, каких много. Вы же знаете, что некоторые даже умирают во время просмотра матчей. Я стараюсь не изводить себя настолько уж критически, но по-спортивному очень эмоционален.

ТАЛАНТ ВИДЕН ВСЕГДА

— Есть мастера своего дела от Бога — как спортсмены, так и певцы, а есть просто ремесленники. Вы, безусловно, талантливы от природы. Но кто-то все же передал вам свои гены.

— Тут сыграли гены деда и отца. Дед у меня неплохо пел в церковном хоре, играл в квартете на скрипке, хотя по профессии был главным бухгалтером сахарного завода. Представляете, у них в начале 20 века был целый скрипичный квартет.

Отец был военным, но играл практически на всех инструментах, хотя нигде не обучался. У него был удивительный дар, которого, например, нет у меня: он садился к фортепьяно и подбирал любую мелодию. Брал балалайку — играл на балалайке, брал скрипку — играл на скрипке. Необыкновенный дар. Я его не унаследовал, у меня голос деда. У деда был бас-баритон, настоящий, крепкий, я заканчивал свое обучение в ГИТИСе как высокий бас. Ну а на эстраде я использую легкий баритон. Запел я в четыре года. Дед учил меня музицировать. В 4-5 лет мы с ним пели на два голоса. Это было забавно. С тех пор я прикипел к вокалу. Мне все время хотелось петь.

— Когда вы слышите певца, то сразу понимаете степень его таланта?

— Конечно. Талант виден всегда. Петь-то можно научить кого угодно, но вопрос в том, насколько это будет нравиться людям. Голос сам по себе — редчайший инструмент. И найти свой тембр, отличный от других, очень непросто.

Если артист считает, что он — само совершенство, то надо заканчивать с этой профессией. То же самое относится к спортсменам. Каждый день я начинаю с тестов. Если у меня концерт, я подойду к роялю и распоюсь. Если голос недостаточно ярок, звучит неубедительно, я постараюсь найти краски.

То есть я должен постоянно трудиться и быть самокритичным. Профессионалов, которые учились, пели в театрах, прошли все ступени, очень мало. Раньше ведь было такое сито, через которое испорченное зернышко не проскочит.

— Ваши имя — бренд. Почему вы не используете его в коммерческих целях?

— Вы предлагаете, чтобы страна встречала праздники под водку «Лещенко»? Скажут, ну что это такое — парень поет позитивные песни и при этом спаивает людей (смеется).

— Ни разу не слышал, чтобы вы с кем-то публично ругались. Вы не конфликтны от природы или просто себя сдерживаете?

— Это свойство темперамента. Человек рождается с темпераментом и совестью, это единственное, что не меняется. Я редко «завожусь». Опять же, если это и происходит, то на матчах «Триумфа». Когда вижу плохое судейство, хочется, например, кинуть в арбитра телефоном, но я себя сдерживаю (улыбается).

Вообще, у меня простой принцип. Если человек не нравится — я предпочитаю с ним не общаться, если я с ним общаюсь — я принимаю все его недостатки. Да и не с кем мне ссориться.

— Вы о чем-то грустите?

— Грустить можно только о том, что не все успел сделать, не все реализовал, что жизнь быстротечна.

03.04.2014

«Футбольный курьер»


Комментарии закрыты.