Лев Лещенко: Несмотря на имя, я не хищник!

 

Признанный мастер эстрады Лев Лещенко на днях отметил свой день рождения.

В 72 года певец по-прежнему полон творческих идей и сил их реализовывать. Я застал его на рабочем месте, разбирающим письма от благодарных поклонников и страждущих помощи людей.

Хочется помочь всем, но просьб так много, что я не справляюсь, — с грустью признался певец. — Сегодня вот отправлю очередную партию одежды и игрушек для детского дома в Курске, который я опекаю уже много лет.

— Лев Валерьянович, вы как-то сказали, что хотели бы продержаться на сцене до 70 лет.

Вам уже 72, и вы по-прежнему блистаете.

— Я не блистаю, я работаю. Бросить работу — значит впасть в глубокую депрессию. Просто сидеть дома и смотреть телевизор и читать книжки — не мое.

Я пробовал заниматься педагогикой и понял, что мне это неинтересно. Голос сегодня не так востребован, а эстрадный вокал превратился в оригинальный жанр.

— Представляю, как вам скучно наблюдать всякого рода конкурсы и выступления новоявленных звезд нашей эстрады.

— Я стараюсь не смотреть все это. С ужасом должен констатировать, что у меня развивается некая апатия к своему делу, которым я занимался всю жизнь. Я имею в виду свое зрительское участие во всем этом. Стараешься найти что-то для себя, что могло бы способствовать твоему развитию, а натыкаешься на халтуру. Сегодня в нашей профессии нет любопытства, идет сплошной обмолот, зарабатывание денег.

— Говорят, имя человека подспудно формирует его характер. Что у вас от льва?

— Ничего.

Я далеко не хищник. Я полная противоположность своему имени — очень мягкий, добрый и готовый к компромиссам человек.

— В родном городе Иосифа Кобзона Донецке ему поставили памятник при жизни.

Скажите, а вам не предлагали подобное?

— Да я бы и не согласился на это. Я с уважением отношусь к Иосифу Давыдовичу, но хочу сказать, что я таких вещей стесняюсь. Считаю, это аномалия. Пусть лучшепамятник стоит на могиле.

— Вы пели для многих правителей нашей страны. Скажите, перед кем вы волновались более всего?

— Перед членами Политбюро.

Ведь всех их мы знали в лицо только по портретам в школах и на площадях. Когда перед тобой разом весь штат Политбюро, который смотрит на тебя пристально и оценивающе, ощущение, что сидят не живые, а сошедшие с портретов персонажи.

— Пытались что-то выпросить для себя у кого-либо из высокой публики?

— Мне было стыдно просить.

За свои 72 года я не получил от государства ничего, кроме орденов и наград.

Возможно, если бы я обивал пороги министерств, я и получил бы квартиры, дачи и офисы, как многие мои коллеги, но я не решался.

— Вы с женой Ириной источаете полную гармонию семейных отношений. Скажите, а вообще жена держит над вами контроль? — Нет, она не терроризирует меня вопросами: «Где ты?» и «Когда будешь дома?».

У нас в этом отношении полное доверие. Возможно, именно это так долго и держит нас рядом друг с другом.

Я ни разу не давал повода для ревности, впрочем, как и жена мне. Ира очень терпеливая и крайне корректная женщина.

— А как вы относитесь к супружеским изменам?

— Тут нужно разбираться, что двигало изменой: любовь, страсть или мимолетное увлечение. Если «налево» мужчину унесло увлечение, то не стоит скандалить. Правильно поступают те мужчины, которые изменяют молча, не афишируя свои секс-подвиги на стороне. Но говорю это не по личному опыту. Я просто наблюдал, как рушились семьи из-за чрезмерной болтливости мужа. Уж лучше молчать, а еще лучше не загуливать.

— Некоторые ваши коллеги громогласно объявляют о своем уходе, но не проходит и года, как они потихоньку возвращаются на сцену. Почему они не уходят уходя?

— А потому что они и не собирались изначально уходить и покидали сцену ради пиара. А все эти прощальные туры по стране не что иное, как сбор денег.

— А вы не собираетесь закатить подобный тур?

— Если я и объявлю о своем уходе со сцены, то сдержу слово и уйду раз и навсегда. Для меня вот эти уходы и приходы — дело постыдное. Народ ведь не дурак и прекрасно понимает, что все это чистой воды пиар-кампании.

— Ваше музыкальное агентство называют кузницей невест.

Вы благополучно выдали замуж ныне известных артисток вашего агентства: Катю Лель, Варвару, Марину Лях.

— Я сам отбираю девушек на бэк-вокал. Ведь когда на бэк-вокале у артиста стоят красотки, чисто эстетически картинка на сцене воспринимается по-иному.

И неудивительно, что красивых, воспитанных и талантливых девушек разбирают быстро.

— А у вас не было искушений?

— Я не позволяю себе служебных романов.

Рамазан Рамазанов

«Вечерняя Москва»

05.02.2014


Комментарии закрыты.