Лев Лещенко: Не надо жадничать!

 

3866Народному артисту России Льву Лещенко грех жаловаться на судьбу. В советское время он исполнил столько шлягеров, что его стали пародировать. Да и в нынешнее, капиталистическое, не растерялся — мало того что выступает на сцене, так еще организовал театр эстрадных представлений «Музыкальное агентство».

Народному артисту России Льву Лещенко грех жаловаться на судьбу. В советское время он исполнил столько шлягеров, что его стали пародировать. Да и в нынешнее, капиталистическое, не растерялся — мало того что выступает на сцене, так еще организовал театр эстрадных представлений «Музыкальное агентство», который занимается гастрольной деятельностью, сотрудничая со многими звездами эстрады России и ближнего зарубежья.

Недавно Лев Валерьянович побывал в Петербурге, и «Вечёрка» «застукала» народного артиста за кулисами, когда он попеременно разговаривал по двум мобильным телефонам… И хотя певец должен был срочно уезжать в аэропорт, он все-таки нашел время ответить на вопросы «ВП» и поздравить женщин с наступающим весенним праздником.

О Ленине вспоминать надо

— Лев Валерьянович, вас можно назвать визитной карточкой СССР — вся страна распевала песни «Ни минуты покоя», «Старый клен», «Нам не жить друг без друга», «Притяженье Земли», «Городские цветы», «Родительский дом»… А как вы себя ощущаете в современной России, нет ли ностальгии по советскому прошлому?

— Превосходно себя ощущаю, пре-вос-ход-но!

— Но ведь и раньше популярным артистам жилось неплохо — им давались большие преференции, платили хорошие деньги за выступления, они могли ездить за рубеж…

— А сейчас еще больше преференций — артисты имеют деньги, поэтому у них есть все возможности жить свободно, работать, творить… Только не надо жадничать, надо вкладывать деньги в творчество, а не в удовольствия.

— В вашей биографии есть любопытная страничка — после окончания школы вы год работали рабочим сцены в Большом театре. Но почему не стали там петь? Вот, скажем, Анна Нетребко в свое время подрабатывала в Мариинке уборщицей, а затем стала примой прославленного театра…

— Все великие люди каким-то образом всегда стремились прикоснуться к большому искусству. И мне, когда я пришел работать в Большой театр, хотелось посмотреть, что это такое — большое искусство. Я жил в хорошей, благополучной семье, учился в очень хорошей школе, получил хорошее образование, и мне хотелось узнать мир искусства — мир оперы, балетной классики… После окончания ГИТИСа меня приглашали три оперных театра страны, но я пошел работать в Гостелерадио СССР. И там у меня были очень широкие возможности: я пел с шестью оркестрами! Ведь тогда радио было кладезем настоящего современного искусства — я пел с Большим симфоническим оркестром под управлением Геннадия Рождественского в оратории Родиона Щедрина «Ленин в сердце народном», и премьера состоялась здесь, в Питере, в январе 1970 года — это, кстати, была моя первая работа на радио. А на следующий день я уже пел свои песенки с оркестром Юрия Силантьева… Потом я работал и с Максимом Шостаковичем, и с Владимиром Федосеевым, и с Юрием Саульским, и с джаз-оркестром — пел все, что можно было петь! Я спел много современных опер, но они, к сожалению, не все записывались… Что и говорить — на радио было интересно работать!

— А вас не смущало, что приходилось выполнять официальные заказы — петь ту же ораторию «Ленин в сердце народном»… 

— Да вы знаете, музыка потрясающая была! Это была великолепная задумка Щедрина — он положил на музыку рассказы простых людей: рассказ работницы Наторовой, рассказ красноармейца Бельмаса, которого пел я… Очень хорошо помню эту партию — там сложнейшая музыка! Вообще я считаю Щедрина гением, он в пятерке лучших композиторов прошлого столетия.

— В апреле грядет ленинская дата — 140 лет со дня рождения вождя пролетариата. Не хотите ли исполнить ораторию?

— Я бы с радостью приехал сюда с Щедриным и исполнил его ораторию! Вы знаете, история остается историей — современные историки трактуют так, а следующие поколения историков будут трактовать иначе события того времени… Я думаю, когда ушел из жизни Петр Первый, то нашлось много людей, которые негативно высказывались о его правлении, а потом все это перемешалось. Возможно, сейчас трудно оценить роль Ленина, но толчок-то был, и был революционный подъем… Если убрать весь негатив, то что в итоге получилось? Россия воспряла и стала великой державой. Хотя мне, повторяю, сейчас живется лучше, чем в советское время.

— И конечно, о Ленине не вспоминаете…

— Нет, но я считаю, что надо вспоминать, несмотря на то что Владимир Ильич — фигура противоречивая. И кстати, то, что сейчас плохо вспоминают о Брежневе, считаю кощунством. Кощунство, когда снимают мемориальную доску на доме, где жил Леонид Ильич, хотя он никого не расстрелял, был миротворцем. Повторяю, это история. Десять лет назад, когда умер Собчак, его многие оплевывали, кричали, что он погубил страну, а теперь говорят другие слова, но думаю, что все вернется на круги своя.

Розыгрыши по-лещенковски 

— Лев Валерьянович, известна ваша большая дружба с Владимиром Винокуром, который вас часто пародирует…

— Да пошел он, Винокур-то… (Смеется.)

— А что так? 

— Да я шучу — мы дружим семьями…

— Ходят легенды о том, как вы друг друга разыгрываете! Что однажды вы позвонили имениннику Винокуру в пять утра — а накануне были у него дома с поздравлениями — и сообщили, что не можете уехать — машина не заводится, поэтому вам нужно ведро воды. И не подозревающий подвоха сонный Винокур вышел-таки с ведром в пустой двор…

— Это да! Но последний раз мы виделись на премьере фильма «Любовь в большом городе-2», где Филипп Киркоров играет в эпизоде святого Валентина. Замечательный фильм — современный, стильный, молодежный… Вот тогда мы и пообщались немножко с Володей. К сожалению, мы сейчас с ним разъехались — раньше у нас офисы рядом были, дачи были рядом (теперь у меня дача и офис в другом месте), осталась единственная точка соприкосновения — это Москва, да и то: он живет на Арбате, а я на Ленинском.

— Неужели с розыгрышами покончено?

— Ну тут как-то позвонил я ему… А Володя если не хочет говорить по телефону, то снимает трубку и произносит женским голосом (передразнивает «женский» голос Винокура. — Л. К.): «Алё, не туда попали…» В общем, я решил его разыграть и позвонить ему от лица поклонницы. Приготовил тираду и набрал номер. Слышу в трубке «женский» голос: «Алё». Я тоже начинаю говорить женским голосом: «Алё, вы такой чудный, замечательный, я вас так люблю…» И мы оба начинаем хохотать — узнали друг друга.

— Сейчас вы занимаетесь «Музыкальным агентством», но одно время преподавали в Гнесинском…

— Да, среди моих учеников были Марина Хлебникова, Катя Лель, Ольга Арефьева… А потом я ушел оттуда.

— Вот я и хотела спросить: почему? 

— Нет талантов — извелись они, извелись.

— Это вы серьезно сейчас говорите?

— Ну конечно! Был момент, когда к нам пришли Валерия, Валентина Легкоступова, Ирина Отиева, — это были настоящие певицы. А сейчас как-то все пресно…

— Близится 8 Марта. Что бы вы хотели пожелать петербурженкам?

— Хороших мужиков рядом, внимательных, заботливых, талантливых и с деньгами…

Людмила Клушина

Вечерний Петербург

04.03.2010


Комментарии закрыты.