Лев Лещенко: «Мое жизненное кредо — жить в мире»

 

Лев Лещенко

Если бы Лев Лещенко исполнил только одну песню Давида Тухманова «День Победы», он уже вошел бы в историю отечественной эстрады. А ведь сколько еще замечательных песен он сделал хитами: «Соловьиная роща», «Родительский дом», «Притяжение земли», «За того парня». 1 февраля популярному певцу исполнилось 60 лет.

— Лев Валерьянович, в чем секрет Вашего успеха в течение стольких лет? Как это у Вас получается в наши времена собирать полные залы?

— Я считаю, это не мой личный успех, а успех нашего песенного жанра, хотя сегодня он, к сожалению, находится в плачевном состоянии. Я очень рад, что на мои концерты приходят зрители от 20 до 70 лет, и каждый находит для себя то, что хочет. Среди молодых людей тоже есть поклонники моего творчества, ведь я пою не только ретро.

— Вы не собираетесь уходить с эстрады, как это сделал в свое время Иосиф Кобзон?

— Я не знаю, сколько лет продержусь на эстраде, но уходить пока не спешу. Я еще собираю полные залы не только в Москве, но и на гастролях по всей России, да и за рубежом. Кстати, за рубежом на мои концерты ходит гораздо больше людей, в основном это наши эмигранты. Но должен отметить, что собрать сегодня Дворец спорта я уже не смогу. Молодежь, да и среднее поколение, скорее пойдут на молодых звезд эстрады.

— А как начиналась Ваша творческая биография?

— Любовь к прекрасному, к музыке привил мне мой дед. Он хорошо играл на скрипке. В два голоса любил с ним петь «Нелюдимо наше море, день и ночь шумит оно». Участвовал в художественной самодеятельности, пел в хоре Дворца пионеров. Дважды пытался поступить на музыкальное отделение ГИТИСа. Не повезло. Поработал чернорабочим в Большом театре слесарем-сборщиком на Московском заводе точных измерительных приборов. Свою мечту осуществил только после армии. Служил в танковых войсках, оттуда и попал в ансамбль песни и пляски Советской Армии. На третьем курсе, поступив-таки в ГИТИС, участвовал в спектакле Театра оперетты вместе со знаменитой Татьяной Шмыгай. После победы на 4-м Всесоюзном конкурсе артистов эстрады меня приняли солистом на Всесоюзное радио и Центральное телевидение. Через 2 года стал лауреатом конкурсов «Золотой Орфей» в Болгарии и «Песня года».

— Словом, удача всегда была с Вами? А верите ли Вы в судьбу?

— Жизнь надо проживать так, как она выстраивается, не надо пытаться ее изменить. В 1972 г. в авиакатастрофе погибли мои музыканты. Этим рейсом должен был лететь и я, но задержался, чтобы выступить на вечере Льва Ошанина. С тех пор, если куда-то опаздываю, сразу меняю планы и никуда не спешу.

— Сегодня мало кто помнит, что на заре своей карьеры Вы пели в опере «Порги Бесс», Не сожалеете, что не остались в джазе?

— Ну, это не совсем джаз, скорее уж классическая музыка. Я в свои концерты часто вставляю романсы — это доставляет мне удовольствие. Если вот сейчас вы попросите меня спеть — за сто романсов отвечаю: Мусоргского, Балакирева, Чайковского, Шуберта. Я могу петь оперу. В Большом театре мне спеть вряд ли получится, но если бы, допустим, в самарской опере шел «Дон Карлос», совершенно спокойно мог бы спеть

принесет, славы не прибавит. Так, для души только. Оперные артисты тоже иногда приходят на эстраду и исполняют одну-две песни. Васильев, Нестеренко, Синявская пели песни. Но потом все равно возвращались в родной театр. Я — эстрадный исполнитель, который может петь классику, они — классические исполнители, которые могут петь эстраду.

— У Вас не возникало желание все разом переменить, начать жизнь сначала?

— А ради чего? Чтобы вообще что-то сделать или чтобы попробовать себя в новом качестве? Пробую все время, я человек безумно ищущий: у меня студенты, концерты, бизнес. Никогда не афиширую свои занятия бизнесом, хотя у меня сейчас 2 предприятия, занимаемся строительством, будем делать благотворительный фонд. Но какой смысл говорить об этом на каждом углу? Как говорит мой дорогой и уважаемый друг Слава Добрынин, тихое преимущество лучше явного.

— Что Вас не устраивает в современной эстраде?

— Столичная жизнь — это только красочная витрина, и не она определяет жизнь всей страны. За красивым фасадом таится очень много проблем. И порой они весьма неприглядные. Народ же наш очень талантлив. Я много езжу по России, вижу, сколько замечательных, одаренных детей растет в провинции. Но пробиться им в нынешних условиях, развивать свои способности невозможно. Прежняя система всевозможных конкурсов, фестивалей, отборов канула в историю. А сколько талантливой молодежи пришло в свое время в эстраду, кино, литературу именно из русской глубинки! Теперь же надо, чтобы нашелся какой-нибудь богатенький дяденька. К сожалению, мы теряем сегодня огромный потенциал дарований, ярких индивидуальностей, которые живут в России.

— Что для Вас значат понятия «дом», «семья»? Какую роль они играют в Вашей жизни?

— С моей женой Ириной мы вместе уже четверть века. Она дипломат по образованию, свободно владеет двумя иностранными языками. Ирина — очень тонкий, умный, интеллигентный человек, она великолепная хозяйка, прекрасно готовит и шьет все, от вечернего платья и костюма до шубы. Она не только блестяще организует нам быт, Ирина к тому же главный помощник и советчик во всех моих творческих делах, от выбора репертуара до моего сценического имиджа. Мне повезло, что рядом со мной такой верный и преданный человек.

— Как Вы отдыхаете?

— Мы любим ходить на лыжах, бродить по лесу. Я занимаюсь всеми видами спорта. Играю в большой теннис, в бильярд, дома есть тренажеры, стараюсь держаться в хорошей спортивной форме. Люблю попариться в баньке, а летом поплавать.

— В Москве перед входом в концертный зал «Россия» находится так называемая «Площадьзвезд». На протяжении многих лет сюда в асфальт закладывается звезда того или иного артиста. Вы такой чести удостоились лишь 2 года назад? Почему?

— Честно говоря, я долго сопротивлялся, чтобы меня «закатали в асфальт». Таким почетом прежде всего следует отметить великих — тех, кого нет среди нас. А сегодня подобная процедура превратилась в очередной коммерческий проект. Некоторым на этой площади не только рано, их вообще там не должно быть. Я никогда ничего не делал для тога, чтобы получить очередное звание. И ради этой «звезды» ничего не предпринимал тоже. У меня есть имя, неподдельное уважение и любовь слушателей. Согласитесь, это дорогого стоит.

— Во что Вы верите в жизни?

— Я верю в самого себя. В жизни всего добился сам. Ни у кого ничего не просил. И у меня сейчас есть театр, он на хозрасчете, ни копейки от государства я не получил. Я не верю в Бога, но допускаю, что существует высший разум. Уверен, что жить надо по законам Библии. Я живу по законам мира, добра. Это и есть мое жизненное кредо.

Сергей БУГАЕНКО.

 


Комментарии закрыты.