Лев Лещенко: «День Победы» обвинили в легковесности»

 

Песня «День Победы» — это символ великого праздника. Каждый год она завершает торжественные концерты. Но, оказывается, судьба ее была…

— Сколько раз вы спели песню «День Победы»? Не устали ее исполнять?

— Не так уж и много, я вам скажу честно. Меня очень часто просят спеть ее на обычных концертах, я никогда не пою. Даже в своих юбилейных — ни в одном я ее не пел. Хотя это битая карта, как говорится, всегда зал встает и прочее. Всегда, когда меня просят, я говорю: я эту песню пою только в День Победы, в крайнем случае 23 февраля, в День защитника Отечества. Поэтому можно посчитать, сколько раз я ее спел за все эти годы. Может быть, раз 100. Но не много. Это не «Соловьиная роща», которую я спел тысячи две раз.

— Почему запрещали песню? Как удалось ее отстоять?

— Такого откровенно запрета не было. Было негласное распоряжение. Дело в том, что против этой песни возникли композиторы, Союз композиторов, была такая организация. И они пожаловались бывшему председателю комитета Лапину Сергею Георгиевичу, что песня якобы слишком легковесна и по мелодике, и по словам. И плюс ко всему у нее была, на мой взгляд, неудачная премьера на «Огоньке», эту песню пел очень хороший исполнитель, Леня Сметанников, но он как-то не нашел настоящую интонацию доверительности какой-то, эмоций, спроецированных на то время.

Вот прыгун прыгает на 2 сантиметра выше – он уже чемпион мира, а этот – ничего. Понимаете? Я не сравниваю себя с ним. Может быть, просто обрамление было не очень хорошее в контексте общего «Огонька». Не было прочувствовано это. А я эту песню пел на радио, и когда после «Огонька» возник вопрос, как дальше жить этой песне, Союз композиторов сказал: песня легковесная, фокстротик какой-то, плюс к этому слова достаточно простые, мол, такими средствами о Великой Победе нельзя…

В результате кончилось тем, что ее положили на полку. И май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь – полгода ее не давали в эфир. И случилось так, что на Дне милиции – 10 ноября я попросил худсовет милиции, который был заказчиком этого концерта, спеть эту песню. Им всем очень понравилось, говорят: да пой, это наша проблема. Хотя редактура, конечно, была против категорически, говорили о том, что нас снимут, уволят и прочее. В конце концов, она вышла в эфир и имела бешеный успех.

Потом, может быть, это произошло из-за того, что «Огонек» — это все-таки такая форма телевизионная, когда нет зрителей, нет эмоций настоящих, и здесь, я думаю, они прогадали. А здесь полный зал народа, праздничная атмосфера, ее приняли на бис, и кричали, и плакали… Это был настоящий триумф песни, я не говорю о своем исполнении. Именно триумф песни.

После чего стало сыпаться огромное количество писем с просьбой исполнить ее, и в результате она вышла победителем «Песни года» 75-го года.

Этой песне 33 года. Она была написана к 30-летию Победы композитором Тухмановым. Текст создан поэтом-фронтовиком Владимиром Харитоновым. Он после войны окончил Литературный институт. Это был профессиональный поэт, но прошел всю войну, и кому, как не ему нужно было сформулировать точный образ этого произведения. И он выбрал доверительные интонации, которые до сих пор работают. Это великое произведение, конечно.

— Правда ли, что за выход в эфир этой песни в первый раз вам грозило страшное наказание?

— Нет, никаких наказаний не было. Наоборот, после того как это было спето и все поняли, что это абсурд — такое отношение к этой песне, и ее стали везде давать, петь ее стали другие исполнители. Но я просто утвердил ее за собой, поскольку настоящий большой эфир был, конечно, у меня, и я пел ее по радио до этого, и в концертах. В общем, я был ее основным исполнителем. Предполагали, что будут санкции, но победителей не судят.
— Какие песни про войну вы любите петь, кроме песни «День Победы»?

— Это все зависит от события, в котором ты принимаешь участие. Например, я вчера пел на Дне радио. Мне было интересно поздравить людей песней «За того парня». Потому что это в преддверии праздника было и, во-вторых, я был солистом радио и телевидения, когда в Сопот поехал в 72-м году и получил первую премию за эту песню. Такая как бы связь поколений. И действие, драматургия праздника позволяют.

Я очень люблю песни новые, которые еще не запел, потому что это как дитя малое. Ко взрослому уже привыкаешь. Но, с другой стороны, есть песни как вехи своего рода, которые, естественно, определяют личность исполнителя и его судьбу в каком-то смысле. Поэтому, конечно, у меня по счастливой случайности, наверное, не как у многих наших исполнителей, может быть, только у Аллы Пугачевой, у Софии Ротару, может быть, есть такое количество песен, которые популярны, которые пришли с моим голосом. Это и «Соловьиная роща», и «Прощай», и «Родительский дом», и «Ни минуты покоя», и «Нам не жить друг без друга», и «Качели»… В общем, десятка два песен-хитов, которые я сделал.

— Лев Валерьянович, а есть такой артист, чье исполнение песни «День Победы» вам близко?

— Я думаю, что она хороша в звучании хора. Александровского хора, когда они поют с разными солистами. Ее пел Эдик Лабковский когда-то очень неплохо.

Мне нравится хоровое звучание, как александровцы поют «Священную войну», это звучит масштабно, монументально. Может быть, и был смысл вообще, но она, к сожалению, не хоровая песня, она должна быть запевом. Припев – хоровой, а эти доверительные сроки должен петь, конечно, один человек. Так что микс такой – солист с хором, он хорош.

— Какие из концертов, где вы исполняли песню «День Победы», вам наиболее запомнились?

-Я думаю, что это начало этой песни. Концерт был в Алма-Ате, это была премьера в большом зале на 3 тысячи мест, это был самый крупный зал Казахстана. И вот я почувствовал, что успех этой песни ошеломляющий, потому что люди просто встали, зал стоя аплодировал, у многих людей были слезы на глазах. И я понял, что произошло что-то невероятное, родилось огромное произведение, которые переживет десятилетия. Так оно и случилось. После этого концерта я позвонил в Москву Давиду Тухманову, это было в апреле, то есть как раз перед майскими праздниками, и сказал: Давид, я тебя умоляю, оставь эту песню за мной, я буду ее петь, я потрясен, я в восторге. Он говорит: ты приедешь, мы перепишем ее и попробуем где-то показать. Тухманов в то время, в 75-м году, был одним из популярнейших наших композиторов, у которого были уже шлягеры великолепные. И поэтому он точно все предугадал.
— Лев Валерьянович, ваше ежегодное празднование в Крекшино Дня Победы для ветеранов и всех стало уже приятной традицией. Скажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах вы решили организовать это мероприятие?

— В этом году 3-го числа праздник был еще более масштабный. В чем смысл вот этого всего действия? Это праздник не тот, который идет на Красной площади, на Поклонной горе. Это такой солдатский фестиваль, куда приходят люди с округи, с Наро-Фоминска, их не так много осталось, человек 200, может быть, принимавших участие – вот они все приезжают. Это люди, которые не доедут до Красной площади, не доедут до Поклонной горы, это простые рабочие войны, солдаты, которые 4 года просидели в окопах, были на передовой, замерзали где-то на снежных равнинах. Это простые солдаты, люди, которые сейчас не имеют большого достатка, чтобы куда-то поехать. Поэтому мы приезжаем на эту площадку, сбиваем там столы, приезжает полевая кухня, варим каши, наливаем фронтовые сто грамм. Потом в палатки они приходят, там накрыты столы. Делаем обычно большой концерт. В этом году пел Олег Газманов, Саша Буйнов, я, Володя Винокур, артисты Театра Советской армии монтаж такой делали. Это волонтерское дело, мы никогда не получаем за это деньги. Единственное, мы тратим на постановку аппаратуры, палаток и прочее.

Если мы говорим о том, что Поклонная гора, Красная площадь – это витрина, то тут тылы такие, закрома Родины, простые люди, которые пришли со всей округи, бабушки в платочках… Видно, что люди переживают не самое лучшее время, и это, к сожалению, совершенно неправильно. Я не хочу добавлять к этому никаких эпитетов, потому что они, конечно же, заслужили значительно большее. Мне нравится именно то, что туда приходят простые солдаты.
— Нет ли в ваших творческих планах выпустить тематический альбом с военными песнями в вашем исполнении? Ведь помимо «Дня Победы» в вашем репертуре масса замечательных песен о войне!

— У меня был уже такой сборник, но это было, наверное, лет 10 назад. Там такие песни, как «Дороги», «Темная ночь», «Ветераны»… Были сборнички такие. Но с другой стороны, понимаете, это должна быть хорошая селекционная работа. И, конечно же, надо, наверное, делать новые аранжировки, стилистически не особо отличающиеся от того, что было. Наверное, звуки другие нужны. Сейчас же другие средства звукозаписи, более современные, чтобы это ярко звучало. Наверное, нужно сделать такую пластинку, но я, как правило, делаю сборники такие, куда включаю и военные. Мысль неплохая. Я сейчас хочу классическую пластинку сделать, уже набралось несколько оперных арий и прочее. Возможно, следующая работа будет как раз эта – военные песни.

— Назовите несколько песен из вашего репертуара, которые трогают вас до глубины души, от которых сердце сжимается!

— Я считаю, что таких песен, настоящих песен, которые бы будоражили и вызывали такое потрясение, — их очень немного. И среди песен эпохи нашей, я не говорю 50-летие, 100-летие, нашего времени, их немного. Я думаю, что это такие великие песни, как «Чистые пруды» Давида Тухманова, это такая великая песня Пахмутовой «Надежда», это очень славная песня, которую пела Алла Пугачева, «Позови меня с собой», это один из самых больших хитов. Хитов можно назвать очень много, но таких глобальных, которые переживут поколения, я думаю, их очень немного. Я даже не знаю, что еще вспомнить из таких. Но моя любимая песня – «Чистые пруды». Я очень жалею, что я ее не спел, что она мне не досталась.
— Планируете ли вы организовать встречи с поклонниками, как Магомаев или Ротару?

— Магомаев не проводит встреч с поклонниками, он на сайте с ними общается. Я не выхожу в Интернет, не сижу за компьютером. Мне немножко недосуг. Что касается Ротару, я думаю, что она просто после концерта выходит, дает автографы, то же самое, что делаю я. Я уважаю своих поклонников, но я не культивировал никогда таких отношений – приглашать на концерты, встречаться…

Я немножко стесняюсь. Вообще, я иначе устроен, я стесняюсь похвалы. А поклонники – это обожание, это предмет такой любви беззаветной какой-то. Я очень скромно отношусь к себе, к своей персоне, к своему творчеству. Я бы сказал даже, в некотором смысле иронично. Поэтому от этого и рождается отношения. Если я не очень люблю похвалу, а поклонники – это дикое обожание. Я их могу уважать просто.
— Поклонники предлагают сделать традицию — ваш день рождения отмечать в Санкт-Петербурге! Как вы на это смотрите?

— Да, в этом году там был концерт. Я обычно делаю концерт в Москве 1 февраля, а в этом году меня мой директор уговорил поехать в Питер, в большом зале Октябрьском был концерт, было много людей, тысячи 3 с половиной, большой зал. Вы знаете, хорошо, но немножко хлопотно. Может быть, я лучше возьму за правило в этот день съездить еще в какой-нибудь город, скажем, в Новосибирск или в Екатеринбург. Может быть, в этом есть смысл. Сейчас уже то время, когда дома не сидишь в свой день рождения. Застолье и прочее – тривиально немножко.

— Как вы оцениваете «эксперимент» прошлого года по проведению сольного концерта 31 декабря в Москве?

— Мне понравилось. Я, пожалуй, эту практику возьму на вооружение. Кто-то говорит, что в день рождения начали петь, Иосиф говорит, что он первый стал в день рождения петь свой сольный концерт. Но вот 31-го – никто не «запатентовал» это. Так что я, может быть, «запатентую» это и объявляю сразу, что 31 декабря будет концерт. … Это было здорово. Началось в 6 часов, в 8:30 закончили, два с половиной часа я пел. И в хорошем настроении я вернулся домой, люди тоже с хорошим настроением пошли праздновать Новый год. Было необычно. Думаю, что мы повторим это.

— Где вас можно будет в ближайшее время послушать?

— Я сейчас не работаю пока афишные концерты. Праздничных концертов у меня очень много. Сегодня на Поклонной горе я работаю, завтра я работаю где-то еще, 8-го – в Кремле. Вот такие сборные концерты. Сольных концертов у меня не предвидится примерно до середины июня. В середине июня, может быть, я поеду на небольшие гастроли куда-то на юг. Я не делаю сейчас таких туров. Уже сейчас тяжеловато немножко. Как раньше мы ездили по две недели, чередой идут концерты, Челябинск, Свердловск, дальше туда… Сейчас уже силенок не хватает просто. Да и у народа денег маловато, а ехать, везти аппаратуру, у меня огромный коллектив театральный, 15 человек, это все расходы, а они превышают доходы. Скорее всего, как правило, это бывают какие-то праздники или корпоративные выступления, где можно немножко повысить стоимость концерта.

— Вы поедете на Олимпиаду в Пекин? Если поедете, то какие песни вы будете петь олимпийцам?

— У меня был разговор с Леонидом Васильевичем Тягачевым, он меня приглашает. Вопрос в другом: смысл всего этого. Будет ли полезно мое выступление перед ребятами? Я сделал кое-какие предложения. Если мы их реализуем, то я поеду. Если нет, то буду смотреть по телевизору.
— Для многих майские праздники — это еще и возможность что-то посадить на даче. А вы посадили в этом году что-нибудь у себя?

— О! Я сажаю без конца. Не я, моя супруга. Я думаю, такой труженицы, как моя супруга, больше нет. У нас растет огромное количество различного рода цветов, деревьев, овощей. Я участвую только как физическая сила. Меня применяют для того, чтобы покопать, подвязать, полить. Действительно, у меня очень ухоженный участок. Моя супруга трудится там с утра до вечера, и я помогаю словом своим и песней.

-Что вы пожелаете ветеранам ко Дню Победы?

— Это прежде всего слова благодарности тем, кто позволил нам сегодня жить в этой стране, тем, кто все эти годы составлял славу, честь и гордость нашего Отечества. Слова признательности за все, что они сделали для нашей Отчизны. И пожелать им, чтобы сердце их стучало так же страстно и горячо, чтобы их не забывали, чтобы к ним было внимание, и чтобы у них был хороший жизненный и душевный комфорт.

Ирина Тагирова

06.05.2008

Источник www.aif.ru


Комментарии закрыты.