Лев, который всю жизнь поет

 

Лев ЛещенкоСлово «юбилей» поклонникам популярного артиста трудно «увязать» с его обликом молодого и красивого человека. Но если уж он сам решил не скрывать того, что ему 50, нам ничего   не остается,   как объявить об этом читателям «Вечерки» и предать гласности разговор, состоявшийся у нашего корреспондента с юбиляром в перерыве между репетициями.

— Лев Валерьянович, однажды в одной публикации вас назвали   певцом, знающим тысячу песен. Не боитесь ли вы, что на вечере в «России» публика потребует от вас доказательств?

—  Нет, не боюсь.

—  А как будете доказывать?

— Самым простым способом. Существует такая форма,    как попурри, и я использую ее… Я пригласил   на   свой   праздник друзей — композиторов А. Пахмутову. О. Фельцмана, М. Дунаевского, В.Добрынина, Ю.Саульского В. Добрынина,    Ю. Сеульского, В. Матецкого… Их песни — мои песни. Я их люблю, и когда о каких-то из них быстро перестроившийся «знаток» эдак пренебрежительно говорит «да ну их, это же песни периода застоя», то это вызывает у меня чувство горечи от несправедливости подобных слов. Песни, которые я пел в молодости, — замечательные песни «За того парня» М. Фрадкина, «День Победы» Д. Тухманова, «Белая береза» О. Фельцмана, «Берегите друзей» П. Аедоницкого, песни А, Пахмутовой. Это же целая эпоха. Это мои песни, выражающие мое мировоззрение.

Не знаю, есть ли у меня в  репертуаре тысяча песен, но   есть шесть дисков-гигантов фирмы «Мелодия», есть 400 песен, записанных на радио. Это мое богатство. Ни от одной своей песни не отрекусь. «Не отрекаются любя!». Предать песню — это как предать друга.

— Вы начинали творческую деятельность солистом Государственного комитета по телевидению и радиовещанию. В те времена вы были непременным участником главных теле- и радиопрограмм. В течение трех лет после окончания ГИТИСа вы стали лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады, лауреатом международного конкурса «Золотой Орфей» и Сойотского фестиваля… Как вам живется и работается сейчас?

—  Работаю много, езжу по стране. Даю почти 200 концертов в год. постоянно меняя репертуар. Сейчас сотрудничаю  с  замечательным  молодым композитором    Андреем Никольским.  Собираюсь записать две пластинки с его песнями.

—  Традиционный вопрос: что для вас главное в песне: слова или мелодия?

—   Думается, лидировать должна мелодия — это    же основа    основ песни.  Ведь    даже    с маловыразительным текстом песня на какое-то время может стать популярной, но песня с тусклой мелодией никогда не привлечет внимания.

—   Сейчас большинство    известных артистов эстрады организовали свои объединения и центры. Как вы к этому относитесь?

—   Я тоже   организовал   «Музыкальное агентство» — так называется  театр  эстрадных    представлений. Оно   объединяет   музыкантов, молодых певцов. Есть   у нас   своя рок-группа и экспериментальный балет.    Сам    я выступаю    с группой «Спектр»,   с   музыкальным   руководителем которой талантливым композитором Игорем Дороховым    мы написали много песен.

—  В конце   минувшего   года    в Театре эстрады  состоялась   премьера вашей    программы    «Прозрачность акварели».  Работу эту    специалисты и знатоки эстрады  отметили как этапную в вашем творчестве.

—  К ней шел долгие годы. Разъезжая по миру, много пел русских песен, старинных    романсов и    из классики.   И  это  все   была   подготовка к «Прозрачности акварели».

Галина ЗАМКОВЕЦ, газета «Вечерняя Москва», 3 января 1992 года.


Комментарии закрыты.