Лев Лещенко: Моя профессия – быть счастливым!

Автор: / Категория: 2001-2009 / Отзыввов: Комментарии к записи Лев Лещенко: Моя профессия – быть счастливым! отключены / Опубликовано 5 лет назад

 

Он песней, как ветром, наполнил страну. Страна теперь другая, и ветры, и время… В календаре не только год – век поменялся! Только юный октябрь в календаре, по-прежнему, впереди, и теперь уже не Ленин «такой молодой», а сам Лещенко. Поёт, как жизнь свою живёт, — голосом сердца и без всякой фонограммы.

— В день своего 65-летия Вы пообещали в интервью «АиФ», что будете выходить на сцену и петь, покуда лицо ваше не станет похожим на… сморщенную тыкву. С тех пор полтора года прошло…

— Точно! И я, посматривая в зеркало, пока никакой тыквы не вижу, вроде бы, всё путём! А если всё же и произойдёт что-то подобное – тоже не беда, на радио буду петь!

— Уйдёте с эстрады – осиротеет ведь она! Не нынешняя, российская, а ещё та, советская, живущая, и поныне, в наших сердцах и в переполненных залах на ваших концертах в любой точке мира, где есть люди «родом из СССР».

— Кобзон покинул сцену, потом вернулся… Может быть, я тоже такой реверанс сделаю! Если серьёзно, – всё должно происходить естественным образом – пока звучит голос и позволяет физическая форма, – надо выходить к людям и петь. А как такое соответствие прекратится – лучше сразу бросать, не обесценивая ни себя, ни своего зрителя.

— Ваши песни – волшебный саундтрек моего детства в те самые, пресловутые, годы «застоя». Даже партийная пропаганда исполнялась, как шлягер. Помню «Любовь, Комсомол и Весна» — сегодня с таким хитом можно было бы и «Евровидение» на тряпочки порвать!

— Я бы не сказал, что моё тогдашнее творчество было чересчур пропагандистским и построенным на некоей лобовой патриотике… Конечно, были в репертуаре песни, звучавшие в таком, своеобразном, гражданском ключе – и упомянутая вами «Любовь, Комсомол..», действительно, звучавшая легко и очень молодёжно, и «Юный Октябрь впереди…». Были у меня «За того парня» и «День Победы»…
Дело не в «шлягерной» агитации за существовавший строй; мы искренне пели о том, во что верили. Да и музыка, в целом, не была тогда такой дифференцированной, как сегодня. Несколько теле- и радиостанций на всю многомиллионную страну, одни и те же исполнители и песни в эфире.

— Зато сегодня многие из тех песен будто переживают второе рождение, восстав ремейками из пепла ХХ века?..

— Этому не стоит удивляться, люди хотят слышать те произведения, на которых они выросли.

— Колоссальная энергетика, пронесённая сквозь десятилетия… Почему сегодня не пишут таких песен?

— Мне кажется, вымытыми из нашей жизни оказались профессии композитора, профессия поэта. Сегодня многие исполнители сами пишут для себя песни. И у каждого своё мироощущение, своя история жизни – наверное, их больше занимает что-нибудь личное, нежели общественное. Посмотрите, кто считаются «героями» нынешнего времени: бизнесмены, банкиры, женщины неотягощённого поведения, братва… Всё это, в основном, мы видим и на экранах, вместо, как когда-то, выдающихся конструкторов, изобретателей, космонавтов. Вместо простых труженников, собирающих для страны хлеб и добывающих для неё уголь. Сейчас другие герои, поэтому и песни другие. Коммерция всё захлестнула…

— Лев Валерианович, я каждому своему звёздному собеседнику задаю хоть один вопрос, которого никогда не было в сотнях других его интервью. Вы не станете исключением. Время – давным-давно, место – танковый полк, в котором вы проходили срочную службу… В танке действительно глухо, как… в танке?

— Я, честно говоря, и сам этого так и не успел понять – служил всего полгода. Но мне очень нравилось быть танкистом. Успел попробовать себя и в роли заряжающего, и наводчика, и даже водить пытался эту боевую машину. Никогда не забуду, как мы прошли на танке по дну реки Эльбы. Тогда я не придавал этому особого значения, но сегодня воспринимаю, как серьёзный жизненный этап, не без повода для гордости.

— А вы пели в танке для своего экипажа?

— Ещё как! Меня там и заметили, на полковом смотре художественной самодеятельности, и перевели служить в армейский ансамбль, где я уже остался до самой демобилизации.

— Не знаю, сколько воды утекло с тех пор в Эльбе и прочих реках, но лет прошло –почти сорок! Сегодня вы возглавляете Государственный театр эстрадных представлений, который, однако, имеет и другую вывеску – «Музыкальное Агентство».

— Если вас интересует суть деятельности нашей организации, то это, скорее, агентство. Театра, как такового, с кулисами, рампами и прочими известными атрибутами, у нас нет. Мы занимаемся организацией концертов, праздников, фестивалей, проводим конкурсы артистов эстрады… Устраиваем специальные проекты – например, недавно провели вечера памяти Тихона Хренникова.
Особое место в нашем агентстве уделяется промоутерской деятельности. Вы видели сладкоголосых красавиц, которые выходят петь на сцену вместе со мной? Каждая из них – океан таланта!

— То есть, вы ещё и продюсер?

— Естественно! Между прочим, из моего бэк-вокала вышли на эстрадную дорогу такие певицы, как Варвара и Катя Лель. Марина Хлебникова работала с нами, Алёна Свиридова…

— Выходит, что вы начали выпускать «звёздочек» ещё в «дофабрикантскую» эру!

— Да, только у телевизионной «Фабрики Звёзд» размах гораздо более впечатляющий.

— При этом, многие считают основную массу участников проекта бездарностями…

— Глупости! Умные и толковые ребята, прошедшие самую тщательную и серьёзную селекцию. Если поначалу, в первые сезоны проекта, они ещё сбивались где-то на такой, чисто попсовый, стиль, то теперь уровень вырос очень сильно. Возьмите Юлию Паршуту – прекрасная певица! Марк Тишман, Корнелия – это исполнители, действительно способные вырасти в самых настоящих звёзд.

— Вы не скупитесь на похвалу, причём не только в адрес молодого пополненения эстрадных рядов… Однажды подмосковный губернатор Б. Громов удостоился из ваших уст самых высоких оценок. Причём, поводом к этому, почему-то стал… рост цент на квадратуру недвижимости в городе Чехове.

— Не только в Чехове – практически во всех городах и посёлках Подмосковья цены на жильё растут. Почему я считаю эту тенденцию положительной? А вы задумайтесь, стали бы квартиры стабильно дорожать, если бы на должном уровне не находилась бы и сопутствующая социально-бытовая инфраструктура? Возводятся дворцы спорта, современные концертные залы, строятся библиотеки, — конечно, никто из таких городов никуда не собирается уезжать! Следовательно, растёт интерес всё новых и новых инвесторов. Растёт стоимость недвижимости, но растёт и уровень жизни. И потом, это всё ещё не цена квадратного метра на московской Остоженке, перевалившая уже за 50,000 долларов за квадратный метр!

— Вы производите впечатление человека очень счастливого. Даже недолгого общения с вами достаточно, чтобы понять – всё это не наиграно, просто такой вы и есть! Можете поделиться секретом настоящего счастья от Льва Лещенко?

— Специального рецепта не получится, ведь я уверен – всё дело в моей генетике. Людям с рождения заложен различный темперамент. Я не имею в виду характер – именно темперамент. С совестью можно родиться, или без совести, это уже как заложено в нас нашими предками!
А счастье?.. Это, между прочим, ещё и воспитание, которое я получил. Быть внимательным, быть расположенным… Тем более, что это профессия моя – быть счастливым.

Беседовал Дмитрий Айзин

2008

 

Лев Лещенко: «На пожаре в первую очередь буду спасать жену»

Автор: / Категория: 2001-2009 / Отзыввов: Комментарии к записи Лев Лещенко: «На пожаре в первую очередь буду спасать жену» отключены / Опубликовано 5 лет назад

 

Lesh— Лев Валерьянович, в одном из интервью вы сказали, что вам предлагали стать директором школы манекенщиц, но вы отказались, потому что, по вашим словам, если бы согласились, то все занятия наверняка были бы сорваны. Что вы имели в виду?

— Это какие-то инсинуации. Я никогда не собирался держать школу манекенщиц. Я не считаю себя большим специалистом этого дела. Высокую моду люблю, иногда хожу на показы. На конкурсы красоты смотрю как обыватель, которого волнует эстетика тела. Несколько раз был членом жюри «Мисс Москва» и «Мисс Россия». Но в принципе с этим бизнесом я никак не связан.

— И поступи такое предложение, вы бы отказались?

— Да. Во-первых, это очень большой труд. Во-вторых, пусть меня простят люди, занимающиеся этим делом, у нас в стране оно стоит копейки. Возможно, кого-то это устраивает. У меня есть другая творческая жизнь, и мне ее достаточно.

— Как вы относитесь к женщинам вообще – любите, ненавидите, безразличны к ним?

— Я трепетно отношусь к тем женщинам, с которыми общаюсь. В частности, к моей второй жене. У нас очень теплые отношения. Я женился по любви. Это был затяжной роман, он принес много радости и много волнений.

Что касается остальных женщин, я их очень люблю. В каком плане? Я рос без матери, и для меня каждая женщина – всегда что-то особенное. В одной я вижу мать, в другой – сестру, в третьей – любовницу. Я им безумно симпатизирую и так же сильно уважаю их.

— Насколько я знаю, история знакомства с вашей второй женой очень романтична?

— Мы познакомились в Сочи во время моих гастролей. Случайно столкнулись в лифте гостиницы «Жемчужина». Уже тогда меня многое не устраивало в личной жизни, и не то чтобы я наметил какие-то ориентиры, но все же… У каждого мужчины есть свой идеал любимой, и втайне, в романтических мечтах, все представляют женщину, с которой хотят быть рядом. И вот я встретил ее. Ирина показалась мне интересной и загадочной. К тому же она не знала меня как артиста, поскольку в то время училась на дипломатическом факультете Будапештского университета, а еще раньше жила с отцом в Германии. Неудивительно, что она «прошла» мимо моей персоны. Именно это меня и подкупило, потому что в 75-м, когда мы познакомились, я был уже достаточно популярным человеком. На меня смотрели как на звезду. Естественно, часто я не мог понять, насколько такое отношение искренне. И в этом смысле незнание Ирины определило начало наших отношений. Более того, она была независима от меня – находилась в своем свободном зарубежном полете, имела право выбора… И я был счастлив, когда она выбрала меня.

— Кроме того, что вы женились по любви, я знаю, что вы придерживаетесь о своей жене весьма высокого мнения. За что вы цените ее?

— Она женщина с характером. Лет двадцать назад бросила курить, проделав над собой серьезный эксперимент. Но главное в том, что у нас налажен хороший контакт, и она никогда не задает мне вопросов о моей личной жизни. Мы доверяем друг другу, а она человек очень тактичный. Плюс ко всему она безропотно приняла мою жизнь артиста и ушла из аспирантуры МГУ, где готовила диссертацию по экономике зарубежных стран.

— Как вы относитесь к пародиям Винокура в ваш адрес?

— Положительно. Считаю их элементом игры, позволяющей человеку смотреть на себя со стороны и не задирать нос. Когда артисту говорят, что он достиг совершенства и стал недосягаемым идеалом, он кончается как личность.

— Эпиграммы на вас писали?

— В основном — ласковые. Никто не высмеивал меня зло. Наверное, потому что я мягкий и добрый. Меня иногда спрашивают, неужели у вас нет врагов? У меня их действительно нет. Я исповедую такой принцип: если общаюсь с человеком, принимаю его целиком, со всеми недостатками. Если мне кто-то не нравится, этот человек исчезает из моей жизни.

— Из всех прежних звезд эстрады, ныне существующих, вы, пожалуй, одна из самых долгоиграющих. Не устали?

— Кобзон и Пьеха впереди меня. Откровенно говоря, сегодня я не такая уж и звезда. Однако на улице пока узнают.

— Значит, помнят и любят…

— Помнят и любят. В ресторане из кухни выглядывают поварихи, в магазине – собираются продавщицы… Раньше это внимание было назойливым. Теперь относятся гораздо спокойнее. Появилось уважение к личности. В былые времена гаишники могли отобрать права, нагрубить – мол, ездят тут всякие. Последние годы я таких случаев не припомню. Остановят машину – а, так это Лещенко?! Берут под козырек, советуют правильнее водить машину, да еще и спасибо говорят.

— Вы принимаете участие в съемках фильма «Старые песни о главном», появляетесь на сугубо молодежных вечеринках. Хотите снова напомнить о себе?

— Безусловно. Совсем не случайно я преподаю в Гнесинском институте на эстрадном факультете. От талантливых людей я никогда не отказываюсь. Через них получаю новую информацию, рождаются новые творческие идеи. Я переживаю с ними вторую молодость.

— Что для вас важнее, стихи или музыка?

— В отечественной песне важнее стихи. Почему? Ни в одной стране мира не пишут записок: сделайте тише музыку — не слышно слов. В молодости я думал, что ритм и забойная мелодия определяют все. С возрастом пришел к мысли, что самое главное – слово.

— Как вы получили «День Победы»?

— Песня была записана женой Тухманова Таней Сашко. Она певица, и поэтому хотела исполнить ее сама. Большие начальники послушали «День…» и сказали, что это, извините, порнография. Потом ее взял Леня Сметанников, артист Большого, но она все равно не шла. Предложили мне. Женя Широков, главный редактор радиостанции «Юность», уговорил Тухманова. Давид дал мне клавир, и с ним я уехал на очередные гастроли. Договорились, что я попробую, если получится, запишем. И когда я впервые исполнил ее на концерте в Алма-Ате, зал неожиданно встал. С людьми творилось что-то невероятное. У меня не было еще песни, которая бы так взрывала аудиторию!

Дело было в апреле. После концерта немедленно звоню Тухманову – песню никому не отдавай. Запись будет. А он отвечает: Лева, прости меня, праздник на носу, ее уже взяли на праздничный «Огонек». Исполнитель – Сметанников.

Спел он неважно. Отношение к песне было прохладным, и полгода после премьеры она пылилась на полке. До 10 ноября, когда страна отмечала День милиции. Меня пригласили выступить перед сотрудниками МВД. На предварительном прослушивании был заместитель Щелокова (министра внутренних дел – ред. ), еще какой-то дядька, отвечавший за организацию милицейского праздника. Я заявил им песню. Дескать, год 30-летия Победы, милиция тоже не стояла в стороне и все в том же духе. Посомневались, но прослушали и дали «добро». На концерте «День Победы» имел фантастический успех! Его услышала вся страна, эфир был прямым…

— В прежние времена вы были обласканы властью, имели привилегии?

— Никаких привилегий не было. Лично для меня это было унизительное время. Например, могли вызвать попеть на даче у какого-нибудь крупного чиновника. «За кулисами» накрывали небольшой стол, клали пару бутербродов и ставили стопку водки.

От государства я не получил ничего, и за все приходилось платить самому. Причем заставляли выпрашивать. Машину просил, мебель просил, икру и сырокопченую колбасу просил. А сколько я обивал порогов, чтобы купить кооперативную квартиру?! Отвратительное состояние, когда имеешь возможности устроить свой быт, но везде надо унижаться.

— И вы никогда не отваживались на скандал с власть имущими?

— Сколько угодно. Вместе со Славой Добрыниным сделали 50-минутный музыкальный фильм к Олимпиаде-80 «От сердца к сердцу». Там все танцуют, поют, счастливы и раскованы. Его не пропустили. Ну что вы, сказали чиновники, это невозможно: Добрынин – не член Союза композиторов. Далее, мы снимали ролик втихаря от главного монополиста, музыкальной редакции студии «Экран». Те узнали и пожаловались председателю Гостелерадио Лапину. Чем и вызвали большой скандал: Лещенко без ведома редакторов что-то там снимает. И Лапин наложил свою лапу. Не помогло даже то, что мы были с ним в хороших отношениях. Два раза помогал ему, вместе ездили по его депутатским делам, пили водку с кем надо. Жесткий был руководитель, нелицеприятный.

— Может, вы не вписывались в стандарт?

— Стандарт был, и он определялся сверху. Для этого надо было изображать из себя образцового советского человека. Что касается меня, я был молод, улыбчив, симпатичен. Русский парень с плаката «Вступайте в ряды ДОСААФ». Честно говоря, меня это немного подпортило: из меня пытались вылепить псевдогероя, хотя на самом деле я романтик. Возьмите любой из моих дисков. Что вы там вы найдете? «Ни минуты покоя», «Белая береза», «Татьянин день», «Родная земля» — все лучшее из моей лирики.

— Конфликты по поводу песен тоже были?

— Однажды в компании, где присутствовали и журналисты, отмечали Новый год. И вот показывают меня по телевизору, я исполняю песню Ханка и Харитонова «Лунные качели». Был там некто Абрамов из «Правды». Типичный коммунистический засранец. Спрашивает меня: а что это за образ такой, лунные качели? А кто его знает, отвечаю. Нравится, вот и пою. Вскоре в газете появляется разгромная статья о сомнительном влиянии некоторых песен на непоколебимое сознание наших граждан. Запись тут же была стерта, как и десяток других, названных в заметке.

А сколько хороших песен не утверждали? Собираюсь на международный фестиваль в Сопот с песней «Родная земля». Главный редактор музыкального вещания телевидения Шалашов со товарищи слушают меня. Вижу, недовольны. И вправду, Шалашов изрекает – что за песня, не могли найти получше? С горем пополам утвердили. В Польше, напротив, она была принята хорошо. После Сопота предложил ее на заключительный концерт «Песни года». Тот же Шалашов категорически запретил даже вспоминать о ней. Я к Лапину – это что за произвол? Знаешь, сказал он, там есть нежелательные восточные интонации. Какие еще интонации? Еврейством отдает, поясняет Лапин, слышится скрытый призыв земли обетованной… Да и мелодия надоедливая. Как я ни бился, а не пропустили. Наверное, если вспомнить все похожие случаи, интервью будет состоять только из них.

— Видимо, все оттого, что вы, как и полагается таланту, однажды проснулись знаменитым, да не с той ноги встали?

— На ноги я становился долго и трудно. Мне помогли многие люди, и огромное им спасибо за это. А знаменитым меня сделала песня «За того парня». Это был Сопот-72. Впрочем, очки набирал очень медленно, постепенно. Это сегодня можно за полгода стать популярным. Только надолго ли ее хватит, такой популярности?

— Каждый известный артист рано или поздно начинает болеть звездной болезнью. Как пережили ее вы?

— Такого диагноза у меня не было. Я всегда стеснялся пристального общественного внимания. В ресторане забивался в угол, на улице надевал очки, в магазине поднимал воротник пальто. У Брижит Бардо есть книжка «В стеклянном доме». Известность – как раз такое ощущение. Образно говоря, не можешь нормально ни сесть, ни встать. Все время под прицелом чьих-то глаз.

— Как у вас складывались отношения в мире эстрады?

— Не могу сказать, что это был клубок целующихся змей. Было много добрых отношений. Мы, старшее поколение, всегда стараемся наладить контакты между молодыми исполнителями, помочь им в этом. Меня приглашают на свои вечера Дима Маликов, Володя Пресняков. В свое время хорошо общался с Филиппом Киркоровым. Конечно, всегда найдутся люди из второго или даже третьего эшелона молодняка, которые злобствуют на собственные неудачи и борются за место под солнцем далеко не творческими методами.

— Похоже, локтями и злым языком вы не работали. Ваше имя принесло вам состояние?

— Популярность дает много возможностей для общения с разными людьми, в том числе и на самом высоком уровне.

— Что пугало вас больше всего в старые добрые времена?

— Беззаконие. Помню, меня, Винокура, Пугачеву и Ротару полгода трясли за то, что мы давали левые концерты, стращали тюрьмой, чтобы другим было неповадно. Потому что в творчестве все должны были равняться на некий усредненный эталон. Вылез – получи по шапке. Тогда одна партийная команда «фас» могла решить все.

— Что вас пугает сегодня?

— Теперь я ничего особенно не боюсь, кроме двух вещей. Это тлеющая война в Чечне и возможность, пусть и чисто умозрительная, прихода к власти новых коммунистов. Люди все забыли и снова хотят под их ярмо. Политиканы набирают силу за счет пенсионеров, которых в стране 60 процентов. Стареем, братцы…

— Вы ездите на «Мерседесе», у вас интересная работа. Вы причисляете себя к «новым русским»?

— Я нормальный русский, который наконец-то получил возможность нормально жить.

— Когда-то вы были дружны с Ельциным?

— Был у него на дне рождения. Сидели, общались. Б.Н. человек без фанаберии, сильный и волевой. Скромный. К вам одна просьба — напишите о том, что я вам рассказал, коротко. Знал президента, бывал в семье – и все. Почему вспомнил об этом? Однажды журналисты спросили, был ли я знаком с Брежневым. Да, был знаком. А с нынешними политиками? Знаком. На следующий день в газете появляется заголовок: «Он обедал у Брежнева и Филатова (бывший руководитель администрации Президента – ред )». Это ссорит с людьми.

— Что вы любите делать в свободное время?

— Могу поиграть в теннис. Или посидеть в ресторанчике с друзьями. Пойти на концерт или на спектакль. Появляюсь там, как правило, один. Иногда с кем-нибудь из близких друзей.

— А жена тем временем злится, что вы заставляете ее проводить вечер в одиночестве?

— Бывает, ходим вместе, если что-то ее интересует. Нашу эстраду она терпеть не может, а мне это надо знать как профессионалу. Впрочем, она ходила на Стинга и Элтона Джона.

— Наташа Королева нахваливала вас как отличного строителя…

— Если бы я был таковым. Взялся строить дачу. Фирмачи обещали сдать дом под ключ. Деньги взяли, но только после моей угрозы штрафных санкций приступили к делу. У Наташи была похожая история, но она поступила умнее. Недоплатила нашим, пригласила каких-то заморских специалистов, и они поставили ей дом в два счета.

— Вас когда-нибудь грабили?

— Да, угнали «Волгу». Но я перенес утрату спокойно, поскольку деньги меня никогда сильно не интересовали. Расстаюсь с ними легко. Когда есть, трачу, когда нет, думаю, как заработать.

— Представьте, что в вашем доме случился пожар. Что вы будете спасать в первую очередь?

— В первую очередь я буду спасать свою жену.

Александр Сидячко

Журнал «Аэропорт»

Июнь 2006

 

Лев Лещенко о национальной идее, душевном состоянии людей и патриотизме

Автор: / Категория: 2010-2017 / Отзыввов: Комментарии к записи Лев Лещенко о национальной идее, душевном состоянии людей и патриотизме отключены / Опубликовано 5 лет назад

 

Рокер Сергей Шнуров недавно заявил, что в России произошла девальвация понятия «патриотизм», что наш патриотизм превратился в массовую культуру, которую используют не по назначению. Многие ли коллеги по цеху с ним согласны?

Лев Лещенко, певец

949cb9c4После перестройки наш народ очень долго искал национальную идею. И сейчас в связи со всей этой ситуацией, с санкциями, которые Запад к нам применяет, он, как мне кажется, её нашёл.

Наш народ вновь сплачивается, душевное состояние людей таково, что они говорят: «Мы не будем продавать свою душу за деньги. Мы по­стараемся сохранить те человеческие ценности, которые всегда были в чести на Руси. И в голоде, и в холоде проживём, но не будем подстраиваться под Запад».

Пусть кому-то в это трудно поверить, но в душе у большинства граждан России сегодня именно такое настроение: хорошо, проживём мы без этой их сёмги, не будем ездить на иномарках, не будем отдыхать на роскошных курортах, ну и что? Особенно люди среднего, старшего возрастов так думают. Они прошли и не через такие лишения, они знают, что такое настоящий голод. И я сам, и многие из моих друзей, знакомых в дет­стве недоедали, одевались чёрт-те как, что абсолютно не мешало нам радоваться жизни. Более того, у нас была идея построения лучшего общества, мы были готовы идти на жертвы ради того, чтобы дети наши жили счаст­ливо. Думаю, что сейчас эти настроения возвращаются. А Россия, мне кажется, — единственная страна, которая будет сражаться с нынешней иера­рхической системой, с транснациональными корпорациями, мировым бизнесом, которые ополчились на нас.

Да, им не нравится, что Россия поднимается с колен. Но она всё равно поднимется, нравится это кому-то или нет. Да, будет у нас девальвация, не будет икры на прилавках, но наше настроение сейчас даёт основание думать, что мы сплотимся вокруг целостности государства как нация, как народ. А патриотизм сегодня — действительно обострённое чувство. Но с этим чувством мы развиваемся абсолютно правильно. Так что Шнуров пусть не переживает.

04.11.2014

glagol-info.com

 

Лев Лещенко: «Скоро презентую рок-композицию про Олимпиаду в Сочи»

Автор: / Категория: 2010-2017 / Отзыввов: Комментарии к записи Лев Лещенко: «Скоро презентую рок-композицию про Олимпиаду в Сочи» отключены / Опубликовано 5 лет назад

 

leshenko_shpikalov_smallЗнаменитый певец Лев Лещенко – давно свой человек в спортивном мире. Он болеет за российский баскетбол, футбольное «Динамо» и с нетерпением ждет, когда его любимый клуб построит стадион. Голос Льва Лещенко («До свиданья, Москва, до свидания») звучал из чаши «Лужников» на закрытии Олимпиады-1980. Теперь, как рассказал певец, он написал песню и для Олимпиады в Сочи, и скоро покажет ее Виталию Мутко, Александру Жукову и Дмитрию Чернышенко. Это будет рок-композиция.

— Вы пели «До свиданья, Москва» на закрытии Олимпиады-1980 в Москве. Если помечтать, то какую песню вы бы хотели исполнить на Олимпиаде-2014 в Сочи?

— Если помечтать, то можно перекинуть какой-то мостик из Москвы в Сочи. Скажем, «До свиданья, наш ласковый Миша». Мы переделали слова, что Миша возвращается. Я даже в своем сольном юбилейном концерте сделал такой номер, когда вышли три символа – барс, заяц и медведь, и я сам переделал слова, что соберутся друзья, и мы откроем эту Олимпиаду. И вот Миша, может быть, как эстафету передаст следующей зимней Олимпиаде. Это было бы здорово.
А еще, я думаю, надо все-таки восстановить прекрасные песни Александры Пахмутовой. Например, «Герои спорта». Никто на сегодняшний день не напишет ничего лучше.

— Никто из Оргкомитета «Сочи-2014» на вас не выходил?

— Ну почему же, я с главой Оргкомитета Дмитрием Чернышенко регулярно общаюсь. Бываю практически на всех олимпийских презентациях. Даже если у меня не будет шансов поехать на домашние Игры в качестве исполнителя, то я все равно поеду туда болеть за наших спортсменов. Но с удовольствием бы там спел.
У меня уже есть одна олимпийская песня, которую я еще никому не показывал. Собираюсь показать ее Министру спорта Виталию Мутко, президенту Олимпийского комитета Александру Жукову и Дмитрию Чернышенко. Презентую ее в этом году. Уже вот-вот.

— О чем песня?

— Конечно же, об Олимпийских играх. Это рок-композиция. Я редко пою рок, но так уж получилось.

— А другие песни о спорте?

— Я пою «Герои спорта», «Команда молодости нашей» постоянно, «Трус не играет в хоккей».
В моем репертуаре 7 спортивных песен. Или даже больше. Ну, кто из наших исполнителей еще поет столько о спорте? Причем, пою их постоянно. Даже на сольных концертах. На своем юбилее пел две спортивных песни. Я пел «Мишку» и «Команду молодости нашей».

— За большим спортом продолжаете следить?

— Это моя вторая жизнь и я настоящий болельщик. К тому же, я хорошо знаю спорт. Знаю игроков футбола, баскетбола, гандбола. Я это понимаю и слежу за этим. Прихожу домой и первое, что включаю – это НТВ плюс все спортивные каналы. Люблю бокс, знаю Сашу Поветкина хорошо. Совсем недавно познакомился с Володей Кличко. Девочек-баскетболисток из нашей сборной знаю поименно. Звонил им во время Олимпиады каждый день через президента федерации. Он включал громкую связь, а я говорил им «так держать», подбадривал.

— Огорчили они вас четвертым местом?

— Очень огорчили. Зато мужская сборная, наоборот, порадовала. Очень рад за наших волейболистов. Как всегда порадовали борцы. Мы уже привыкли, что они занимают лидирующие места. А вот от дзюдоистов таких успехов, признаюсь, не ожидал. Для меня было удивительно такое количество золотых медалей в дзюдо. Такой прорыв… Вот что значит хороший тренер и хорошие вложения. Думаю, здесь не обошлось без внимания Президента России. Он любит борьбу, дзюдо – и вот, пожалуйста, прекрасный результат. Есть внимание, есть средства, привлечение хороших тренеров – и все в порядке.

— Вячеслав Добрынин говорил, что если «Динамо» завоюет «золото», то он напишет про команду песню. А вы тогда сказали, что с удовольствием будете ее исполнять. Верите ли, что этот день настанет?

— Думаю, что этот день придет тогда, когда у «Динамо» появится свой стадион. Ждать осталось не так долго. Точно так же, как и «Спартак» сейчас развивается. Но пока у них нет своего стадиона, и им, конечно, тяжело. Тяжело соперничать с «Зенитом», у которого есть свой стадион и большие деньги.
Но я думаю, что рано или поздно какой-то баланс все же наступит. Может, появится лимиты на легионеров, лимиты на заработную плату спортсменов.

— Не слишком ли много денег сейчас у наших футболистов?

— То, что сейчас происходит, считаю немножко безнравственным. Когда клубы покупают за огромные деньги дорогих игроков, а русские ребята начинают к ним тянуться и ставят какие-то условия… Понятно, что каждый товар стоит своих денег. С одной стороны, это и осуждать нельзя. А с другой стороны все это должно быть дозировано. Наше общество не настолько богато. И у нас нет таких безумных спонсоров, которые есть у «Манчестера» или «Барселоны». Эти клубы еще и зарабатывают какие-то деньги. А мы же ничего не зарабатываем. У нас же содержание клуба – затратная вещь. Может, «Зенит» или ЦСКА на аксессуарах своих что-то заработали. Объявлялись даже цифры – около 20 миллионов рублей. Но это все вилами по воде писано. К тому же, ну что такое 20 миллионов рублей против стоимости одного Халка?
Рано или поздно эта ситуация должна стабилизироваться. Это произойдет, как только появятся наши российские игроки, которых нет, и которые тоже стоят сейчас очень дорого. А пока все основные позиции в игровых видах спорта занимают иностранцы. Потому что мы потеряли целое поколение за последние 20 лет. Только сейчас у нас выросли ребята. Для роста наших игроков должна быть благополучная среда. Как только она появляется, значит, дети не в грязи валяются, а играют на хороших искусственных полях.

Как-то раз в Туле был свидетелем жуткой картины. Выглянул из окна гостиницы, а там какое-то спортивное мероприятие идет. Скажем, первенство города Тулы по футболу. И вот флаги развеваются, а на стадионе играют мальчишки, одетые в форму. Стадион весь покрыт грязью. И ничего больше, ни одной травинки. Дело осенью было. Ну какие футболисты могут на этой почве? Это путь в тупик, если не развивать наш отечественный спорт с самых низов. Хорошо, что это уже начато, но впереди еще долгая дорога.

Екатерина Мухлынина

11.10.2012

www.aquaschool-kolpino.ru

 

Лев Лещенко: С вице–президентом «Лукойла» Барковым я дружу уже 20 лет

Автор: / Категория: 2010-2017 / Отзыввов: Комментарии к записи Лев Лещенко: С вице–президентом «Лукойла» Барковым я дружу уже 20 лет отключены / Опубликовано 5 лет назад

 

lev-leshhenko-s-viceprezidentom-lukojla-barkovym-ya-druzhu-uzhe-20-let-1-1Лев Лещенко занят практически 24 часа в сутки. А ведь так было не всегда. В смутные 90-е годы он, как представитель советской школы, был совершенно невостребован. И тогда, чтобы выжить, решил заняться бизнесом. Однако время всё расставило по своим местам, и певец снова на плаву. Правда, в последнее время его имя опять всё чаще упоминается в связи с историей, весьма далёкой от эстрады. Лещенко-певец решил встать на защиту вице-президента ЛУКОЙЛа, попавшего в ДТП на Ленинском проспекте. Два человека погибли, вице-президент не пострадал, но стал центром скандала.

–Почему вы решили выступить в защиту вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова, которому некоторые деятели заранее приписывают виновность в ДТП на Ленинском?

– Я дружу с Толей 20 лет и очень хорошо его знаю. Он удивительно порядочный, трепетный и душевный человек. Я хочу поддержать человека, который находится в морально подавленном состоянии. Он всего-навсего был пассажиром, а у нас всё свелось к некой компанейщине. Это старая российская схема: кого-то выбрать, загнать в угол и забросать камнями. Ату его! Но если мы говорим о законности и презумпции невиновности, то сначала нужно во всём разобраться. Может, у кого-то голова закружилась, может, сердечный приступ, а тут дорога, мало ли что в жизни бывает… Но правда и в том, что у нас в стране назрела проблема бедных и богатых, и если бы в машине сидел другой человек, то, наверное, всё не так разворачивалось бы. А тут «вице-президент, мигалки…». А ведь никаких мигалок не было, но идёт нагнетание, что, мол, кое-кто хочет всё скрыть. – Может, кто-то лишний раз просто хочет сделать себе рекламу? – Из-за чего, собственно говоря, я выступил в его защиту. Мальчик на чужом горе написал какой-то рэп, который сейчас всё раскручивается и раскручивается. Я ответил мальчику, что он ведь совсем не знает человека, который прошёл такую школу жизни – Толя и в бульдозерах тонул, и горел… У него сын погиб, а тут вдруг ещё и такое… Толя – замечательный человек, знаете, он до сих пор разводит голубей. И зачем же его топтать, неужели больше нечем заниматься? – Вернёмся к вашей основной профессии. Лев Валерьянович, песня «День Победы» в вашем исполнении стала воистину народной, просто гимном Победы. А ведь сейчас всё больше и больше граждан республик бывшего СССР либо смутно понимают, что это была за война и о чём идёт речь, либо вообще не в курсе. – История беспощадна, и если не поддерживать в памяти какие-то события, то, к сожалению, всё очень быстро забывается. Когда мы были мальчишками, прошло всего 30–40 лет после революции, а нам казалось, что она была чуть ли не несколько веков назад, и мы воспринимали её как некую легенду. Так что нет ничего удивительного в том, что потихоньку забываются события Великой Отечественной войны. Тем более что в некоторых республиках бывшего СССР стараются об этом вообще не говорить, а то и намеренно, как, например, на западе Украины или в республиках Прибалтики, исказить события. Но вина за такое положение вещей ложится и на наше государство, которое в годы перестройки в угоду демократии старалось проявить какую-то псевдолояльность к таким мнениям. И таким вот образом были упущены целые поколения. Так что этот процесс, к сожалению, необратим, но всё равно нужно пытаться сохранить хотя бы то, что у нас ещё есть.

– Да, не забывать своих корней.

– Конечно. И тем не менее, когда я выезжаю на Украину и в Прибалтику, то вижу, что люди об этом уже не хотят и слышать. Я очень часто сталкиваюсь с тем, что они ещё живут под инерцией того, что на них «давит имперская Россия».

– А что для вас эта республика бывшего СССР – Украина? Ведь вы там бываете очень часто.

– Думаю, что с приходом нового президента там сейчас всё-таки начнутся позитивные процессы. Начнём с того, что Виктор Янукович вышел из русскоговорящих областей, где было доминирующим российское влияние. И я надеюсь, что русский язык будет там вторым государственным языком, снова откроются русские школы и не будет запрета на него на телевидении и в кинотеатрах. Я только что вернулся из Днепропетровска, и мне люди говорили, что даже перестали ходить в кино, потому что там или титры, или всё на украинском. А ведь на Украине многие по-настоящему даже и не знают украинского языка. Я сам полтора года жил там и даже читал по-украински, но сейчас, конечно, и половины не понимаю. – Вы там жили в детстве. А что-то вспоминается из той – совместной – жизни? Ведь, по сути, мы были одной семьёй. – Да, это был такой общий дом, и до сих пор существует огромное количество русско-украинских семей. У меня самого бабка с дедом были украинцы, мама – русская, ну и папа русским записался. – Меня до сих пор берёт оторопь, когда привычно едешь на Украину – и вдруг погранзона, пограничники, таможня… Просто сердце кровью обливается, и к этому, конечно, привыкнуть нельзя. – Да, это большая глупость. А вот между Россией, Белоруссией и Казахстаном нет никаких границ и таможенных барьеров. И если Украина тоже войдёт в одно таможенное пространство, то, может быть, в конце концов эту границу и снимут. Европа уже давно пришла к тому, что не нужно никаких границ. Между Голландией, Бельгией, Францией, Германией их нет, разве что какие-то условные. Показал паспорт – и всё.

– Согласитесь, что мы в России следим за ситуацией на Украине и переживаем как за своих.

– Да, и Россия переживает за Украину, и Украина переживает за нас. Но всегда найдутся люди, которые будут искусственно нагнетать конфронтацию. Когда я бываю на Украине, то всегда говорю, что у нас ничего не изменилось и мы живём в одном гуманитарном пространстве. Мы слушаем одни и те же песни, смотрим одни и те же кинофильмы, читаем те же книги, да и говорим практически на одном языке. А искусственная конфронтация нужна только политикам. Для чего? Да чтобы оправдать своё существование. – Как вы думаете, должен ли певец, художник, спортсмен обязательно занимать активную гражданскую позицию? Скажем, украинская певица Таисия Повалий – активная сторонница Януковича. Но её в своё время обвинили чуть ли не в предательстве… – Да это неимоверная глупость! Ведь мы говорим, что живём в эпоху толерантности и интеграции и что каждый человек имеет право на своё мнение. На Украине, как и у нас, многопартийная система, и Таисия Повалий вступила в Партию регионов, а не в партию Тимошенко или Ющенко. Все эти обвинения в предательстве – жлобство чистой воды, другого слова я и подобрать не могу! И когда члены парламента не приходят на инаугурацию президента, как представители Блока Юлии Тимошенко, это просто неинтеллигентно. А раз неинтеллигентно, значит, это тоже самое настоящее жлобство! – С другой стороны, мне было очень смешно, когда боксёр Кличко поддерживал Ющенко. Помню, я тогда ещё думал, может, он в одном из боёв травму головы получил… – Он же кормится на Западе. У кого-то кто-то всегда прикормлен, тут и говорить нечего. Все мы – артисты, спортсмены – обслуживающий персонал. Так что мы все при ком-то. Теперь он будет поддерживать Януковича. Кто у власти – того и поддержит…

– А как вы относитесь к тому, что, скажем, певцы, тот же Розенбаум, спортсмены – Хоркина, Кабаева, Сихарулидзе – идут в органы власти?

– Да, ещё Коля Расторгуев… Очевидно, людям в творчестве чего-то не хватает. Может, им просто стало неинтересно заниматься своей основной профессией, поэтому они идут в политику?.. Я 24 часа в сутки занят творческой деятельностью плюс у меня ещё бизнес, спорт, благотворительный фонд. И когда мне заниматься политикой? А ведь это дело профессионалов, юристов, которые должны сидеть и заниматься законотворчеством. И сколько бы артистов и спортсменов ни было в Думе, культура как была, так и будет по остаточному принципу.

– Как вы совмещаете бизнес и творчество?

– Я теперь уже не могу бросить своё деревообрабатывающее производство, фабрику, леспромхоз. В своё время влез в это, ведь тогда, в перестроечное время, нас и видеть не хотели. У меня были какие-то лишние деньги, вот я это и купил, чтобы себя хоть чем-то обеспечить. Но, к сожалению, пока всё в нулях. Только начали развиваться – грянул кризис. А ведь кредиты отдавать надо. Но это обычный бизнес, обычная жизнь любого предприятия, которое не занимается спекуляцией и мошенничеством, заведомо не берёт невозвратные кредиты и не просит у правительства помощи. Мы вкладываем только свои деньги.

– Главное, что вы востребованы в творчестве!

– Да, и слава богу! Но сейчас очень изменился формат, и телевидение смотрят только взрослые люди, а молодёжь в Интернете сидит.

– А к кому из представителей так называемого шоу-бизнеса вы относитесь с симпатией? Встречи с кем особенно вспоминаете?

– Людей, которые профессионально относятся к своему делу, которые не врут ни в жизни, ни в творчестве и не создают вокруг себя никакой шумихи и скандалов. Только с такими людьми я хочу и общаться и дружить. А весь этот глянец и гламур – просто пена и сплошное враньё.

– Вас и Владимира Винокура связывает многолетняя дружба. Что это для вас?

– Это и человеческие симпатии, и творческий интерес, и семейная дружба, и один и тот же взгляд на очень многие вещи… Мы с ним практически одинаково думаем, у нас одинаковое мироощущение и почти во всём одинаковые оценки происходящего. Ну, может быть, в отношении каких-то коммерческих моментов наши взгляды несколько разнятся… Но мы оба одинаково не принимаем пошлость, непрофессионализм, бездарность. Это именно то, что беспокоит, а иногда и просто бесит и его и меня.

Источник: https://versia.ru/lev-leshhenko-s-viceprezidentom-lukojla-barkovym-ya-druzhu-uzhe-20-let

Александр Саргин

12.04.2010