Лев Лещенко: «День Победы» обвинили в легковесности»

Автор: / Категория: 2001-2009 / Отзыввов: Комментарии к записи Лев Лещенко: «День Победы» обвинили в легковесности» отключены / Опубликовано 5 лет назад

 

Песня «День Победы» — это символ великого праздника. Каждый год она завершает торжественные концерты. Но, оказывается, судьба ее была…

— Сколько раз вы спели песню «День Победы»? Не устали ее исполнять?

— Не так уж и много, я вам скажу честно. Меня очень часто просят спеть ее на обычных концертах, я никогда не пою. Даже в своих юбилейных — ни в одном я ее не пел. Хотя это битая карта, как говорится, всегда зал встает и прочее. Всегда, когда меня просят, я говорю: я эту песню пою только в День Победы, в крайнем случае 23 февраля, в День защитника Отечества. Поэтому можно посчитать, сколько раз я ее спел за все эти годы. Может быть, раз 100. Но не много. Это не «Соловьиная роща», которую я спел тысячи две раз.

— Почему запрещали песню? Как удалось ее отстоять?

— Такого откровенно запрета не было. Было негласное распоряжение. Дело в том, что против этой песни возникли композиторы, Союз композиторов, была такая организация. И они пожаловались бывшему председателю комитета Лапину Сергею Георгиевичу, что песня якобы слишком легковесна и по мелодике, и по словам. И плюс ко всему у нее была, на мой взгляд, неудачная премьера на «Огоньке», эту песню пел очень хороший исполнитель, Леня Сметанников, но он как-то не нашел настоящую интонацию доверительности какой-то, эмоций, спроецированных на то время.

Вот прыгун прыгает на 2 сантиметра выше – он уже чемпион мира, а этот – ничего. Понимаете? Я не сравниваю себя с ним. Может быть, просто обрамление было не очень хорошее в контексте общего «Огонька». Не было прочувствовано это. А я эту песню пел на радио, и когда после «Огонька» возник вопрос, как дальше жить этой песне, Союз композиторов сказал: песня легковесная, фокстротик какой-то, плюс к этому слова достаточно простые, мол, такими средствами о Великой Победе нельзя…

В результате кончилось тем, что ее положили на полку. И май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь – полгода ее не давали в эфир. И случилось так, что на Дне милиции – 10 ноября я попросил худсовет милиции, который был заказчиком этого концерта, спеть эту песню. Им всем очень понравилось, говорят: да пой, это наша проблема. Хотя редактура, конечно, была против категорически, говорили о том, что нас снимут, уволят и прочее. В конце концов, она вышла в эфир и имела бешеный успех.

Потом, может быть, это произошло из-за того, что «Огонек» — это все-таки такая форма телевизионная, когда нет зрителей, нет эмоций настоящих, и здесь, я думаю, они прогадали. А здесь полный зал народа, праздничная атмосфера, ее приняли на бис, и кричали, и плакали… Это был настоящий триумф песни, я не говорю о своем исполнении. Именно триумф песни.

После чего стало сыпаться огромное количество писем с просьбой исполнить ее, и в результате она вышла победителем «Песни года» 75-го года.

Этой песне 33 года. Она была написана к 30-летию Победы композитором Тухмановым. Текст создан поэтом-фронтовиком Владимиром Харитоновым. Он после войны окончил Литературный институт. Это был профессиональный поэт, но прошел всю войну, и кому, как не ему нужно было сформулировать точный образ этого произведения. И он выбрал доверительные интонации, которые до сих пор работают. Это великое произведение, конечно.

— Правда ли, что за выход в эфир этой песни в первый раз вам грозило страшное наказание?

— Нет, никаких наказаний не было. Наоборот, после того как это было спето и все поняли, что это абсурд — такое отношение к этой песне, и ее стали везде давать, петь ее стали другие исполнители. Но я просто утвердил ее за собой, поскольку настоящий большой эфир был, конечно, у меня, и я пел ее по радио до этого, и в концертах. В общем, я был ее основным исполнителем. Предполагали, что будут санкции, но победителей не судят.
— Какие песни про войну вы любите петь, кроме песни «День Победы»?

— Это все зависит от события, в котором ты принимаешь участие. Например, я вчера пел на Дне радио. Мне было интересно поздравить людей песней «За того парня». Потому что это в преддверии праздника было и, во-вторых, я был солистом радио и телевидения, когда в Сопот поехал в 72-м году и получил первую премию за эту песню. Такая как бы связь поколений. И действие, драматургия праздника позволяют.

Я очень люблю песни новые, которые еще не запел, потому что это как дитя малое. Ко взрослому уже привыкаешь. Но, с другой стороны, есть песни как вехи своего рода, которые, естественно, определяют личность исполнителя и его судьбу в каком-то смысле. Поэтому, конечно, у меня по счастливой случайности, наверное, не как у многих наших исполнителей, может быть, только у Аллы Пугачевой, у Софии Ротару, может быть, есть такое количество песен, которые популярны, которые пришли с моим голосом. Это и «Соловьиная роща», и «Прощай», и «Родительский дом», и «Ни минуты покоя», и «Нам не жить друг без друга», и «Качели»… В общем, десятка два песен-хитов, которые я сделал.

— Лев Валерьянович, а есть такой артист, чье исполнение песни «День Победы» вам близко?

— Я думаю, что она хороша в звучании хора. Александровского хора, когда они поют с разными солистами. Ее пел Эдик Лабковский когда-то очень неплохо.

Мне нравится хоровое звучание, как александровцы поют «Священную войну», это звучит масштабно, монументально. Может быть, и был смысл вообще, но она, к сожалению, не хоровая песня, она должна быть запевом. Припев – хоровой, а эти доверительные сроки должен петь, конечно, один человек. Так что микс такой – солист с хором, он хорош.

— Какие из концертов, где вы исполняли песню «День Победы», вам наиболее запомнились?

-Я думаю, что это начало этой песни. Концерт был в Алма-Ате, это была премьера в большом зале на 3 тысячи мест, это был самый крупный зал Казахстана. И вот я почувствовал, что успех этой песни ошеломляющий, потому что люди просто встали, зал стоя аплодировал, у многих людей были слезы на глазах. И я понял, что произошло что-то невероятное, родилось огромное произведение, которые переживет десятилетия. Так оно и случилось. После этого концерта я позвонил в Москву Давиду Тухманову, это было в апреле, то есть как раз перед майскими праздниками, и сказал: Давид, я тебя умоляю, оставь эту песню за мной, я буду ее петь, я потрясен, я в восторге. Он говорит: ты приедешь, мы перепишем ее и попробуем где-то показать. Тухманов в то время, в 75-м году, был одним из популярнейших наших композиторов, у которого были уже шлягеры великолепные. И поэтому он точно все предугадал.
— Лев Валерьянович, ваше ежегодное празднование в Крекшино Дня Победы для ветеранов и всех стало уже приятной традицией. Скажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах вы решили организовать это мероприятие?

— В этом году 3-го числа праздник был еще более масштабный. В чем смысл вот этого всего действия? Это праздник не тот, который идет на Красной площади, на Поклонной горе. Это такой солдатский фестиваль, куда приходят люди с округи, с Наро-Фоминска, их не так много осталось, человек 200, может быть, принимавших участие – вот они все приезжают. Это люди, которые не доедут до Красной площади, не доедут до Поклонной горы, это простые рабочие войны, солдаты, которые 4 года просидели в окопах, были на передовой, замерзали где-то на снежных равнинах. Это простые солдаты, люди, которые сейчас не имеют большого достатка, чтобы куда-то поехать. Поэтому мы приезжаем на эту площадку, сбиваем там столы, приезжает полевая кухня, варим каши, наливаем фронтовые сто грамм. Потом в палатки они приходят, там накрыты столы. Делаем обычно большой концерт. В этом году пел Олег Газманов, Саша Буйнов, я, Володя Винокур, артисты Театра Советской армии монтаж такой делали. Это волонтерское дело, мы никогда не получаем за это деньги. Единственное, мы тратим на постановку аппаратуры, палаток и прочее.

Если мы говорим о том, что Поклонная гора, Красная площадь – это витрина, то тут тылы такие, закрома Родины, простые люди, которые пришли со всей округи, бабушки в платочках… Видно, что люди переживают не самое лучшее время, и это, к сожалению, совершенно неправильно. Я не хочу добавлять к этому никаких эпитетов, потому что они, конечно же, заслужили значительно большее. Мне нравится именно то, что туда приходят простые солдаты.
— Нет ли в ваших творческих планах выпустить тематический альбом с военными песнями в вашем исполнении? Ведь помимо «Дня Победы» в вашем репертуре масса замечательных песен о войне!

— У меня был уже такой сборник, но это было, наверное, лет 10 назад. Там такие песни, как «Дороги», «Темная ночь», «Ветераны»… Были сборнички такие. Но с другой стороны, понимаете, это должна быть хорошая селекционная работа. И, конечно же, надо, наверное, делать новые аранжировки, стилистически не особо отличающиеся от того, что было. Наверное, звуки другие нужны. Сейчас же другие средства звукозаписи, более современные, чтобы это ярко звучало. Наверное, нужно сделать такую пластинку, но я, как правило, делаю сборники такие, куда включаю и военные. Мысль неплохая. Я сейчас хочу классическую пластинку сделать, уже набралось несколько оперных арий и прочее. Возможно, следующая работа будет как раз эта – военные песни.

— Назовите несколько песен из вашего репертуара, которые трогают вас до глубины души, от которых сердце сжимается!

— Я считаю, что таких песен, настоящих песен, которые бы будоражили и вызывали такое потрясение, — их очень немного. И среди песен эпохи нашей, я не говорю 50-летие, 100-летие, нашего времени, их немного. Я думаю, что это такие великие песни, как «Чистые пруды» Давида Тухманова, это такая великая песня Пахмутовой «Надежда», это очень славная песня, которую пела Алла Пугачева, «Позови меня с собой», это один из самых больших хитов. Хитов можно назвать очень много, но таких глобальных, которые переживут поколения, я думаю, их очень немного. Я даже не знаю, что еще вспомнить из таких. Но моя любимая песня – «Чистые пруды». Я очень жалею, что я ее не спел, что она мне не досталась.
— Планируете ли вы организовать встречи с поклонниками, как Магомаев или Ротару?

— Магомаев не проводит встреч с поклонниками, он на сайте с ними общается. Я не выхожу в Интернет, не сижу за компьютером. Мне немножко недосуг. Что касается Ротару, я думаю, что она просто после концерта выходит, дает автографы, то же самое, что делаю я. Я уважаю своих поклонников, но я не культивировал никогда таких отношений – приглашать на концерты, встречаться…

Я немножко стесняюсь. Вообще, я иначе устроен, я стесняюсь похвалы. А поклонники – это обожание, это предмет такой любви беззаветной какой-то. Я очень скромно отношусь к себе, к своей персоне, к своему творчеству. Я бы сказал даже, в некотором смысле иронично. Поэтому от этого и рождается отношения. Если я не очень люблю похвалу, а поклонники – это дикое обожание. Я их могу уважать просто.
— Поклонники предлагают сделать традицию — ваш день рождения отмечать в Санкт-Петербурге! Как вы на это смотрите?

— Да, в этом году там был концерт. Я обычно делаю концерт в Москве 1 февраля, а в этом году меня мой директор уговорил поехать в Питер, в большом зале Октябрьском был концерт, было много людей, тысячи 3 с половиной, большой зал. Вы знаете, хорошо, но немножко хлопотно. Может быть, я лучше возьму за правило в этот день съездить еще в какой-нибудь город, скажем, в Новосибирск или в Екатеринбург. Может быть, в этом есть смысл. Сейчас уже то время, когда дома не сидишь в свой день рождения. Застолье и прочее – тривиально немножко.

— Как вы оцениваете «эксперимент» прошлого года по проведению сольного концерта 31 декабря в Москве?

— Мне понравилось. Я, пожалуй, эту практику возьму на вооружение. Кто-то говорит, что в день рождения начали петь, Иосиф говорит, что он первый стал в день рождения петь свой сольный концерт. Но вот 31-го – никто не «запатентовал» это. Так что я, может быть, «запатентую» это и объявляю сразу, что 31 декабря будет концерт. … Это было здорово. Началось в 6 часов, в 8:30 закончили, два с половиной часа я пел. И в хорошем настроении я вернулся домой, люди тоже с хорошим настроением пошли праздновать Новый год. Было необычно. Думаю, что мы повторим это.

— Где вас можно будет в ближайшее время послушать?

— Я сейчас не работаю пока афишные концерты. Праздничных концертов у меня очень много. Сегодня на Поклонной горе я работаю, завтра я работаю где-то еще, 8-го – в Кремле. Вот такие сборные концерты. Сольных концертов у меня не предвидится примерно до середины июня. В середине июня, может быть, я поеду на небольшие гастроли куда-то на юг. Я не делаю сейчас таких туров. Уже сейчас тяжеловато немножко. Как раньше мы ездили по две недели, чередой идут концерты, Челябинск, Свердловск, дальше туда… Сейчас уже силенок не хватает просто. Да и у народа денег маловато, а ехать, везти аппаратуру, у меня огромный коллектив театральный, 15 человек, это все расходы, а они превышают доходы. Скорее всего, как правило, это бывают какие-то праздники или корпоративные выступления, где можно немножко повысить стоимость концерта.

— Вы поедете на Олимпиаду в Пекин? Если поедете, то какие песни вы будете петь олимпийцам?

— У меня был разговор с Леонидом Васильевичем Тягачевым, он меня приглашает. Вопрос в другом: смысл всего этого. Будет ли полезно мое выступление перед ребятами? Я сделал кое-какие предложения. Если мы их реализуем, то я поеду. Если нет, то буду смотреть по телевизору.
— Для многих майские праздники — это еще и возможность что-то посадить на даче. А вы посадили в этом году что-нибудь у себя?

— О! Я сажаю без конца. Не я, моя супруга. Я думаю, такой труженицы, как моя супруга, больше нет. У нас растет огромное количество различного рода цветов, деревьев, овощей. Я участвую только как физическая сила. Меня применяют для того, чтобы покопать, подвязать, полить. Действительно, у меня очень ухоженный участок. Моя супруга трудится там с утра до вечера, и я помогаю словом своим и песней.

-Что вы пожелаете ветеранам ко Дню Победы?

— Это прежде всего слова благодарности тем, кто позволил нам сегодня жить в этой стране, тем, кто все эти годы составлял славу, честь и гордость нашего Отечества. Слова признательности за все, что они сделали для нашей Отчизны. И пожелать им, чтобы сердце их стучало так же страстно и горячо, чтобы их не забывали, чтобы к ним было внимание, и чтобы у них был хороший жизненный и душевный комфорт.

Ирина Тагирова

06.05.2008

Источник www.aif.ru

 

Лев Лещенко: нас ждут глубинные, тектонические перемены

Автор: / Категория: 2010-2017 / Отзыввов: Комментарии к записи Лев Лещенко: нас ждут глубинные, тектонические перемены отключены / Опубликовано 5 лет назад

 

Нас не слышат

Сергей Грачев, «АиФ»: Лев Валерьянович, Новый год не за горами, но праздничного настроения особо не наблюдается. Как бы это исправить?

4a484dce8640c21e655c16974afe8827Лев Лещенко: Во многом настроение мы создаём себе сами. Конечно, год был непростым, и сейчас всё непросто. Но, чтобы создать ощущение праздника, порой многого и не нужно. Достаточно нарядить ёлку, сделать подарки родным и близким, сказать друг другу добрые слова. В конце концов, состояние нашей нации должна определять душа, а не санкции и курс рубля. Да, какими-то вещами приходится жертвовать. Но вы заметили, например, как в новых условиях изменилось отношение к понятию «патриотизм»? Оно приобрело какое-то новое качество, в том числе и среди молодёжи. Все понимают, что в условиях, когда на Россию ополчилась половина мира, нам всем нужно сплотиться, чтобы достойно, честно жить по тем правилам, которые всегда существовали в нашем Отечестве. Я не понимаю, откуда это несправедливое отношение к нашей стране. Мы великолепно себя проявили, проведя Олимпийские игры. Я сам видел, в каком восторге были многочисленные иностранцы, приехавшие на Игры в Сочи. Мы заявили о себе как о нации, готовой к открытым диалогам, к каким-то демократическим основам. Но нас почему-то не хотят слышать. Значит, есть некая система, которая работает против нас. Россия стала крепкой державой, и очевидно, что далеко не всем в мире это по душе. Существовавший баланс разрушен, и это ведёт к глубинным, тектоническим переменам.

— Вы говорите, мир меняется. А что нам бы нужно изменить в себе, чтобы мы, как общество, научились нести ответственность за свою жизнь, а не искать виноватых на стороне?

— (Задумывается.) Прежде всего нужно изменить своё отношение к молодому поколению. А точнее говоря, к его воспитанию, образованию. Это звучит, может быть, банально, но мы часто относимся к этим вещам довольно наплевательски. Мол, как-нибудь вырастут, как-нибудь выучатся, как-нибудь сами разберутся, что такое «хорошо» и что такое «плохо». А это в корне неправильно. Именно молодёжь создаёт настрой в обществе, именно молодые несут в нашу жизнь перемены. И то, какими будут эти перемены завтра, зависит во многом не только от нас, но и от них.

— Часто накануне Нового года мы говорим: «Скорее бы старый год закончился. Тяжёлый он…» Но проходит время, и тот же самый период жизни мы вспоминаем с теплотой.

— Человеку свойственно стремление двигаться вперёд. Мы всю жизнь стремимся к некой мечте. Всё время ожидаем, что завтра будет лучше, чем вчера. И в этой нескончаемой гонке часто не ценим текущих моментов своей жизни. Это как отношение к собственным фотографиям. Бывает, смотришь на снимок — и всё тебе в нём не нравится. Но проходит несколько лет, и, глядя на то же самое фото, говоришь: «Какой же я тут молодой! Как замечательно выгляжу!»

— В условиях санкций и растущих цен на продукты тема новогоднего стола приобрела особую актуальность.

— Есть в этой ситуации и плюсы, и, естественно, минусы. Понятно, что мы проживём без омаров, лангустов и даже французских сыров. Но и все остальные товары иностранного производства дорожают, причём дорожают сильно. Это факт. Нам давным-давно надо было начать усиленно развивать своё производство, поднимать сельское хозяйство. Давным-давно нужно было создать соответст­вующие условия для предпринимателей, фермеров. Я не могу понять, почему у нас до сих пор такие драконовские налоги для малого бизнеса, почему до сих пор его душат всевозможными поборами и бюрократическими проволочками. Кто нас кормить будет, если у нас такое отношение к людям, которые реально хотят что-то выращивать, производить. Слава богу, хлеба у нас достаточно. Но а как же всё остальное?
Катастрофы нет

— К слову о продуктах: в любой кризисной ситуации народ начинает скупать гречку. Почему именно гречка стала у нас неким продуктовым маркером положения дел в экономике?

— Каши всегда были в почёте на Руси. Но мне кажется, сейчас нет никаких оснований бежать скупать гречку. Всё это похоже на спекуляцию. Сказал кто-то, что сахар может подорожать или крупа исчезнуть, — и народ бежит запасаться продуктами, закупая их чуть ли не оптовыми партиями. Но никакой катастрофы нет! В конце концов, мы переживали и куда более сложные периоды. После войны белого хлеба почти не было, а чёрный по талонам продавали. Да и по сравнению с перестроечным временем у нас сегодня изобилие всего и вся. Надо успокоить народ, объяснить, что поводов для паники нет. Да и происходящее с рублём — это тоже не более чем временные спекуляции.

— Лев Валерьянович, напоследок хотелось бы услышать от вас какую-нибудь новогоднюю историю. Например, про необычную встречу Нового года.

— Как-то под Новый год я оказался с гастролями в Ижевске. Концерт закончился поздно — в половине двенадцатого. А до гостиницы минут 20 на автобусе добираться. И вот мы с музыкантами загрузились в «пазик» и поехали. Однако доехать у нас не получилось — на середине пути машина сломалась. Делать нечего — пошли пешком. К наступлению Нового года в гостиницу явно не успеваем. Улицы пустые. Ни машин, ни людей. Все давно по домам за столами сидят. И вдруг из-за поворота вылетают две тройки лошадей. Это было очень эффектно и неожиданно. Мы всей шумной, весёлой гурьбой загрузились в сани и со свистом домчались до гостиницы, где нас уже ждал накрытый стол. Успели буквально минута в минуту к бою курантов. Это было очень весёлое и запоминающееся новогоднее приключение.
Я от всей души поздравляю читателей «Аргументов и фактов» с наступающим Новым годом! Желаю побольше позитива, хорошего настроения, бодрости и, конечно, исполнения всех желаний и заветной мечты, без которой в жизни никак нельзя!

Сергей Грачев

29.12.2014

Источник www.aif.ru

 

Лев Лещенко: «Все живут за счет России»

Автор: / Категория: 2010-2017 / Отзыввов: Комментарии к записи Лев Лещенко: «Все живут за счет России» отключены / Опубликовано 5 лет назад

 

Не обидеть соседа

«АиФ»: — Лев Валерьянович, вас народ любил и любит. И власти не обижали, наградами не обделяли. Хотя так уж в России складывается — у нас обычно почитают тех, кто стоит в оппозиции. Как вы думаете, задача художника — раскрывать тем, кто у руля государства, глаза на происходящее или, не отвлекаясь на злобу дня, делать своё дело — петь, играть, рисовать?

6cb4fd4949a2c5c67a764d59f2e0a341Л.Л.: — Ничего не имею против, если мне вручат награду. Считаю, что таким образом власть отмечает любовь народа ко мне. А искусство прежде всего должно отражать нашу жизнь. И если общество благополучно, то почему бы не говорить о заслугах власти, которая это благополучие обеспечила? Не могу сказать, что наша прежняя жизнь была неблагополучной. Всё-таки в социальном плане людям жилось лучше, чем сегодня, морально-этические нормы тоже были гораздо выше. И золотой век нашего искусства пришёлся на предперестроечные годы. Сколько потрясающих фильмов было снято в то время! Все песни, которые сегодня перепевают, создавались в те годы. Евтушенко, Рождественский, Вознесенский, Тарковский, Рязанов появились ведь не сегодня. А сейчас искусство стало конфликтным: я против власти — это уже интересно. А как только по голове власть гладишь — ты ретроград, прислужник, приспешник. Но и во власти не все так плохи. Есть те, кто хочет сохранить богатство, накопленное предыдущими поколениями. Разве сейчас мы можем представить себе строитель­­­­­­ство Магнитки, «Атоммаша», ­КамАЗа, Тольятти, космодрома? Что мы создали за последние годы? И как можно было тогда не воспевать героизм этих простых людей — шахтёров, хлеборобов, нефтяников, — которые пахали на благо Родины?

Те, кто сейчас такое творчество осуждает, никогда не были на буровой. А я ездил на буровую, забирался в шахту, летал на сверхзвуковых самолётах, был в Афганистане. И я знаю, как вкалывали наши люди. Это они создавали нашу страну. А сейчас мы ничего не делаем. Так давайте сохраним хотя бы то, что есть! Мы прошли все этапы, мы знаем, как это, когда нет хлеба, что такое огромные очереди в полупустые продуктовые магазины. Мы хотели тогда одним прыжком оказаться в другой жизни. Но так не бывает! Надо было постепенно всё менять. Сейчас говорят, что надо было брать другую модель: сохранять страну и развиваться, как китайцы, оставив вертикаль власти…

«АиФ»: — Вас в перестройку клевали за патриотические песни. И многих ваших коллег — тоже. Видимо, так заклевали, что сейчас ничего подобного не слышно.

Л.Л.: — Мы упустили момент в воспитании патриотизма. В прошлом боялись говорить, что существует государство Россия. Тогда нашу Родину мы называли Советский Союз. Россия была единственной республикой, в которой не было даже первого секретаря местного ЦК компартии. Я служил на телевидении и радио 10 лет. Там мне часто говорили: «Не надо, Лёвочка, Россию упоминать, дабы не обижать соседей». В результате мы убили трепетное патриотиче­ское отношение к своей нации. Я не приемлю ксенофобии, я достаточно толерантный человек во всех отношениях, но считаю, что Россия — это основоопределяющая страна для всего прошлого и нынешнего соцлагеря. Наша страна дала возможность людям из соседних республик и государств учиться, зарабатывать деньги, строить заводы, фабрики. Они все живут за счёт России. Почему же и сейчас нас осуждают за то, что мы называем Россию первой страной, и всячески пытаются расшатать наши устои? Как только мы пытаемся говорить о своей Родине в патетических тонах, нас сразу упрекают в шовинизме. Почему? Ведь мы действительно всё ещё великая держава. О России надо с чувством патриотизма, с чув­ством гордости говорить, писать, снимать фильмы, петь песни.

«АиФ»: — Но понимает ли молодое поколение, о чём поётся в песне «День Победы»?

Л.Л.: — Думаю, люди интеллигентные, умные, конечно, понимают. А те, кто смотрит программы типа «Дом-2» и не знает, кто такой Гагарин, — о них и говорить нечего. Старые песни были рассчитаны не на дебилов, извините за выражение, они образовывали, воспитывали. А чему может научить современная песня или телепрограмма? Как могут образовать скандальные журналисты из жёлтой прессы? Даже сексу они не могут научить, потому что сексу учатся в интимной обстановке, а не публично. Это как в анекдоте: «А можно ли заняться сексом на Красной площади?» — «Нет». — «Почему?» — «Советами замучают».

«АиФ»: — Но ведь и умные люди готовы подвергать сомнению всё, в том числе и подвиги наших солдат на той войне.

Л.Л.: — Я не понимаю, как можно переосмыслить героизм наших солдат, которые 4 года сидели в холодных окопах? Вот возьмите сейчас и пойдите пару дней просидите в мёрзлой земле, поешьте из котелка стылую кашу, а может быть, и её не будет, только кусок заплесневевшего хлеба попадётся… А люди сражались в такой обстановке! Да, были те, кто предавал, но зачем об этом говорить? Нормальный человек, у которого в семье погибли деды, отцы, этого даже слушать не станет.

Встал — отжался

«АиФ»: — Поделитесь с читателями секретами здоровья. Вы из семьи долгожителей — ваш папа 100 лет прожил.

Л.Л.: — Во-первых, умеренность во всём. Чтобы сохранить здоровье, необязательно жить в роскошном особняке и плавать в личном бассейне. Летом можно купаться в озере, зимой ходить на лыжах, главное — двигаться, закаляться. Утром встал, сделал 10 отжиманий, пробежался, походил — уже польза. У нашего поколения вообще ничего не было. Мы к валенкам коньки прикручивали — так и катались. Когда играли в баскетбол, мяч кидали в кольцо, сделанное из дужки венского стула. Но мы стремились развиваться. А теперь все хотят только получать удовольствие. У нас образовалось общество потребления, а не созидания. Это страшно: сел на диван, включил телик, посмотрел, съездил отдохнуть, своровал, облапошил — мечта каждого второго, если не первого. Но, чтобы быть здоровым, надо здраво мыслить. Будет здоровое общество — будет и его гражданин здоров.

01.02.2012

Источник www.aif.ru

 

Лев Лещенко: «Не давайте денег олигархам!»

Автор: / Категория: 2001-2009 / Отзыввов: Комментарии к записи Лев Лещенко: «Не давайте денег олигархам!» отключены / Опубликовано 5 лет назад

 

Восемь лет назад Лев Лещенко решил помочь умирающему производству во Владимирской области. В итоге всё, что певец зарабатывал…

Почему? Потому что ему было стыдно идти и просить денег у государства. Он и сейчас не собирается этого делать. При этом никак не может понять: почему правительство раздаёт миллиарды олигархам? И почему при этом наши старики получают мизерную пенсию, а врачи и учителя — мизерную зарплату?

Деньги утекают. Куда?

— Когда начался кризис, меня до глубины души потрясло то, как олигархи выстроились в очередь за государственной помощью. Ну, ей-богу, продай ты свою яхту и свой замок — вот тебе и деньги. Почему же ты тянешься за бюджетными, а значит, народными деньгами? Но ещё большим шоком стало то, что государство им деньги дало. Я тогда вспомнил одного деревенского мужика. Он пришёл в наш благотворительный фонд со словами: «Дайте 15 тыс. рублей на корову, иначе у меня жена дома повесится, — детей нечем кормить». Мы ему, конечно, помогли. Но почему государство не думает о таких людях? Почему нет системы малых кредитов, например до 30 тыс. рублей, для тех людей, кто в тяжёлой жизненной ситуации? Пусть эти кредиты будут беспроцентными, и даже если их вообще не вернут, государство не обеднеет. Это же не миллиарды долларов, которые даются банкирам. И ещё неизвестно, вернут ли банкиры эти миллиарды в казну.

Такое впечатление, что все эти миллиарды утекают за рубеж. Я слушаю новости и поражаюсь. Оказывается, наши богатеи решили строить курорт во Франции. А в России вы не хотите что-нибудь построить? Пора издавать закон, по которому, если ты что-то строишь за границей, будь любезен построить что-нибудь и на родине. А лучше — вообще запретить выводить капиталы за рубеж. Ты в России заработал миллиарды? Так вложи в эту страну. Иначе так и будут рушиться гидроэлектростанции. Потому что нельзя вечно эксплуатировать то, что осталось от советских времён.

Когда мы с двумя друзьями приобрели в Кольчугине «мёртвый» деревообрабатывающий завод, то в первые годы только и делали, что вкладывали, вкладывали… То в ремонт здания, то в новое оборудование. Я зарабатывал концертами, а потом приезжал во Владимирскую область и отдавал всё до последней копейки. Мы до сих пор с кредитами не расплатились. Все мои банковские счета под залогом. Когда ввязывался в эту авантюру, даже не предполагал всех сложностей. Но я привык всё доводить до конца, поэтому и тяну лямку. А у государства в любом случае просить денег не стану. Мне будет стыдно перед теми людьми, которым на корову не хватает. Перед нашими пенсионерами, учителями, врачами.

«Возьмут за горло»

Лично у меня пенсия — 5 тыс. рублей. Если бы я на неё жил, то протянул бы ноги. А ведь миллионы пенсионеров вынуждены жить на крохи, хотя деньги в стране есть. Сейчас у нас и бедный, и богатый платят один и тот же подоходный налог — 13%. А вы сделайте так, чтобы богатые платили 50-60% налогов. И эти деньги перераспределите в пользу неимущих. И поставьте заслон воровству. Если ты на рынке мешок картошки украдёшь — тебя посадят. А если ты из бюджета тащишь — всё в порядке. И ведь казнокрады на виду, их все знают. Но не увольняют. Либо не хватает воли и характера, либо те, кто должен увольнять, тоже «замазаны».

В чиновничьем мире в порядке вещей говорить о взятках. Почему не развиваются наша промышленность и сельское хозяйство? Потому что чиновникам проще брать откат с зарубежных контрактов. Дал доступ на наш рынок западным компаниям — получил свою маржу. Им дела нет, что деревни умирают. Я езжу по стране и вижу — люди хотят работать на земле, только их душат ценами на горючее, на технику. А если дают кредиты, то под 18%. А вы дайте кредиты, как, например, в Японии, под 0,1%. Ведь это элементарно: поддерживать собственное сельское хозяйство, чтобы не зависеть от чужих поставок. Неужели наши чиновники не понимают, что в конце концов всю страну «возьмут за горло»? Сначала нам будут давать мясо, молоко и др. по приемлемым ценам. А потом, когда наша сельхозпродукция вообще исчезнет с прилавков (а к этому всё идёт), скажут: а теперь вы в России будете платить столько, сколько мы скажем. И будем платить. Ведь своего производства нет! Подобное уже случилось с отечественной фармакологией. В аптеках одни зарубежные лекарства по баснословным ценам. И мы их покупаем, потому что наши производства давно «уморили».

А недавно я был в клинике, где лечатся дети, больные раком. Поддержал благотворительную акцию, которую устраивала Чулпан Хаматова. В этой больнице только два этажа отремонтированы, на остальных царит разруха, как во время войны. Почему у государства на это нет денег?! (Кричит.) Я знаю, что у нас есть Министерство социального развития, но где само социальное развитие?! Наверное, надо, чтобы чиновник из этого министерства хотя бы сутки провёл в такой больнице. Или бы ему пришлось лечить там своего ребёнка.

Готов к труду и обороне

Здоровье людей должно быть одним из главных приоритетов государства. Я вспоминаю свою молодость. В нашей школе было несколько секций, я играл в баскетбол. У нас культивировали любовь к спорту. Было делом чести сдать нормативы БГТО (будь готов к труду и обороне) и ГТО (готов к труду и обороне). Значки ГТО с гордостью носили на лацкане пиджака. Я пришёл в армию и мог 15 раз подтянуться на турнике, 50 раз отжаться от пола. И мне не была страшна никакая дедовщина. Я мог за себя постоять. А теперь приходят в армию хлюпики, вот «деды» на них и отыгрываются. Надо было вводить не ЕГЭ по литературе, математике и т. д., а ввести ЕГЭ по физкультуре. Спортивный результат в отличие от математики и литературы не подделаешь. Надо вернуть нормы ГТО.
За советскую эпоху накоплен и положительный опыт. Нельзя огульно хаять то время. Меня, например, в перестройку клевали, что я пел патриотические песни. А мне ни за одну не стыдно. Вот я пел про строительство Магнитки. А родители Володи Винокура как раз её и строили. И что, кто-то скажет, что они прожили жизнь неправильно? Раньше космонавты были героями, а сейчас кто-нибудь из молодёжи мечтает быть космонавтом? Все хотят быть чиновниками.

Знаете, чего я опасаюсь? Если сегодня Россию постигнут испытания, которые пережили наши отцы и деды, выдюжим ли мы? Сохраним ли нашу страну, которую потом и кровью строили наши предки? Вот в чём главный вопрос. И мне горько, что я не знаю на него ответа.

2009 год

Источник www.aif.ru

 

Непрофильный бизнес Льва Лещенко

Автор: / Категория: 2001-2009 / Отзыввов: Комментарии к записи Непрофильный бизнес Льва Лещенко отключены / Опубликовано 5 лет назад

 

В свои 67 Лев Лещенко может дать фору молодым певцам. С деревообработкой дела у него обстоят хуже.

_MG_1134work_0Кабинет на седьмом этаже гостиницы «Пекин» — основная рабочая резиденция народного артиста России Льва Лещенко в Москве. Условий для репетиций и тем более для записи здесь нет, но певцу и не нужно — в «Пекин» он приезжает совсем не по певческим делам.

Для миллионов Лев Лещенко поет, для единиц он — поэт. Корпоративный гимн «Лукойла» написан на стихи Льва Лещенко: «Мы шли по трассе, лезли напролом, вгрызались в землю, в тундре замерзали, судьба нас проверяла на излом, и жизнь тогда нам не казалась раем». Для театра эстрадных представлений «Музыкальное агентство», возглавляемого Львом Лещенко, партнерство с «Лукойлом» — основной источник заработка. К услугам Лещенко обращаются также и РЖД, и «Газпром», и более мелкие компании. На этих корпоративах Лещенко не только поет сам, но и привозит артистов, работающих с чужими продюсерами. Впрочем, по мнению Лещенко, время больших корпоративов ушло.

«Вся эстрада [до кризиса] жила на корпоративах, а сейчас стиль жизни не подразумевает трату больших денег, и даже такие корпорации, как «Газпром» или РЖД, очень резко сократили бюджет, — объясняет Лещенко. — И артисты тоже снизили свои ставки».
Ставки оплаты за выступления — любимая тема каждого певца, заставшего советскую концертную практику и выступающего до сих пор. Все артисты этого поколения — и Лев Лещенко не исключение — с удовольствием рассказывают о копеечных гонорарах, которые они получали 25 лет назад.

«Тогда мы работали впрок, по сути не за деньги», — вспоминает Лещенко. По его словам, самая высокая ставка артиста эстрады была 18 рублей плюс надбавки. За сольный концерт платили вдвойне. У исполнителя классического репертуара могло быть и три ставки, но это тоже пятьдесят с небольшим рублей. «И вы представляете, — продолжает Лещенко, — хватало!»
Накануне московской Олимпиады в 1980 году Лещенко вдвоем с другой суперзвездой советской эстрады Софией Ротару участвовал в туре по Украине из 28 стадионных концертов. Все сборы от этих выступлений шли в олимпийский бюджет. «Представьте себе, Харьков, «Металлист», четыре концерта на сорокатысячном стадионе. Нам платили по 25 рублей, но мне потом директор Росконцерта говорил: «Лева, вы заработали с Соней два миллиона». За то турне Лещенко с Ротару получили по пятьсот рублей. «Это были очень хорошие деньги!»

В 1987 году Лещенко подался в кооперативное движение — нынешнее «Музыкальное агентство» выросло из созданного им одноименного кооператива, специализировавшегося на организации концертов. Впервые за двадцать лет карьеры Лещенко получил возможность работать на себя, а не на Росконцерт. «Кооперативные концерты давали артисту возможность зарабатывать не 25, а 250 рублей. Это были деньги сумасшедшие. И когда все это только началось, я думал о том, как было бы неплохо заработать триста тысяч рублей, чтобы уже забыть навсегда о том, что ты вообще в чем-то нуждаешься», — вспоминает Лещенко.
Еще одна тема монологов Льва Лещенко — алчные молодые артисты. Про себя певец говорит, что гонорар за концерт он определяет в зависимости от ситуации — размера компании, заказавшей корпоратив, например. «А наша молодежь, — продолжает Лещенко, — она, к сожалению, не всегда врубается в это. Они говорят: «Вот моя ставка, и ни о чем больше не хочу разговаривать». Я им отвечаю — почему надо сидеть и ждать, пока тебе заплатят полтинник? Почему бы не выступить за десятку? Или за пятнадцать. Это же твоя работа».

Многие деятели эстрады, став знаменитыми, используют свою известность и связи для того, чтобы заняться бизнесом. Чаще всего речь идет о самом простом виде инвестиций — недвижимости. Народный артист Лещенко в 2001 году приобрел мебельную фабрику в городе Кольчугино Владимирской области, которая за восемь лет разрослась до средней руки компании «Владимирский ЛПК». Лев Лещенко — ее учредитель, а генеральным директором работает племянник певца Андрей Чусовский, перешедший в лесопромышленники с должности вице-президента небольшого Специнвестбанка.

Говоря об обороте своей компании, Лещенко и Чусовский называют разные цифры (племянник — 400 млн рублей, дядя — в три раза меньше). Чусовский добавляет, что Лещенко «участвует в выработке стратегии, в финансовом контроле и от него компания получает существенные инвестиции». Последнее, очевидно, самое важное — стратегию менеджеры компании, наверное, выработали бы и без певца, а без его денег не обошлись бы никогда.

«Все равно я все зарабатываю своим пением, горлом, — говорит артист. — И достаточно долго все, что я зарабатывал горлом, я отдавал: на зарплаты, на коммунальные услуги, на электричество. Все, что зарабатывал на эстраде, вкладывал в производство». По словам Лещенко, предприятие (оно теперь не производит мебель — только доски, мебельный щит, клееный брус и т. п.; на нем занято 400 человек) продолжает работать, несмотря на кризис, хотя о большой рентабельности говорить не приходится: «Нули и маленькая прибыль».

Работать кольчугинской фабрике и обслуживающему ее лесопромышленному комплексу, крупнейшему во Владимирской области, сегодня помогает, однако, не только менеджерский талант Чусовского. Минпромторг России включил компанию Лещенко в Перечень приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов, а по крайней мере до нынешнего года 15–20% выручки компании обеспечивал заказ Министерства обороны на поставку ящиков для боеприпасов.

Помогает ли известность Лещенко в контактах фабрики с госструктурами? Певец это отрицает, но с главой Кольчугинского района Виктором Катышевым он знаком почти 40 лет — еще по эстрадной работе. Глава департамента лесного хозяйства администрации Владимирской области Николай Белоусов утверждает, что Лещенко не использовал свои связи для развития бизнеса. «Для нас он прежде всего — московский бизнесмен, а не популярный артист, — говорит Белоусов. — Обеспечивает рабочие места, налоговые сборы». Впрочем, чиновник отмечает, что «радоваться нечему».

Белоусова смущает, что в этом году Минобороны, скорее всего, откажется от заказа на производство ящиков (вот и племянник певца Чусовский утверждает, что ситуация с военными заказами остается неясной) и коллектив Кольчугинского ЛПК опять придется сократить. «Но, я надеюсь, имя Лещенко позволит эту ситуацию самортизировать», — говорит чиновник.

«Я переживаю за это, — говорит Лещенко о перспективах своего предприятия. — Но помощи у государства не прошу, не говорю: мол, поддержите нас. Я вообще как-то даже раздражен, когда олигархи крупные говорят: поддержите нас. Продай свою яхту и вложи, как я вкладываю то, что заработал песнями».

07.09.2009

Олег Кашин

Источник www.forbes.ru